elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (В.Э, IV, б)

Об Амроте и Нимродель

Выше я уже говорил, что если бы и во время написания „Властелина Колец“ Амрот являлся бы сыном Галадриэль и Келеборна, этот факт несомненно, был бы упомянут. Как бы то ни было, позднее от такого замысла отец отказался полностью. Я привожу далее недлинный рассказ, датируемый годом 1969 и позднее, под заголовком:
„Часть повести об Амроте и Нимродель. Краткое изложение“.
Амрот стал Королём Лориена после того, как отец его Амдир погиб на Дагорлад [3434 В. Э]. После поражения Саурона страна его долгие века знала лишь мир и покой. Один из Синдар по происхождению, Амрот жил, как все Сильван, в кроне деревьев на холме, потом называемом Керин Амрот, потому что полюбил Нимродель. Много лет он ждал и не женился, потому что Нимродель отказывала Амроту раз за разом, хотя и сама любила Эльфа, даже среди Элдар красотой выделявшегося, храброго и мудрого правителя. Но Нимродель была из Сильван, которые считали явление Эльфов Запада в своих краях источником всех бед и войн. Даже когда родной язык Лесных Эльфов в Лориене вышел из употребления, Нимродель продолжала им пользоваться[1]. В одиночестве жила она у водопада на речке, названной также Нимродель. Когда очнулся Страх в Мориа, Гномы ушли и Орки заняли Хазад-дум, она бежала в испуге на юг в пустыню [1981 Т. Э]. Амрот отправился за нею вслед и нагнал и нашёл Нимродель на опушке Фангорна, который в те времена подступал к Лориену гораздо ближе[2]. Нимродель боялась войти, говоря, что деревья грозят ей и загораживают дорогу.

Долгий разговор состоялся между ними, и в конце концов они обещали друг другу:
— Мы поженимся, когда ты найдёшь нам мирный клочок земли, — сказала Нимродель.
Амрот тогда обещал покинуть ради неё свой народ и ответил так:
— В Средиземье таких стран нет, и для Эльфов не будет. Через Великое Море мы должны уйти на Запад.
Он рассказал Нимродель, что на побережье есть поселение его племени.
— Их стало немного, потому что всегда ставят они паруса и уходят за Море. А те, кто остаются ещё на берегу, строят корабли и берут с собой всех утомлённых Средиземьем, ибо Валар позволяют уходить за Море всем, кто предпринял Великий Переход на Запад, даже тем, кто не завершил путешествия и не видел Благословенной Страны.
Не будем рассказывать здесь о переходе их через Гондор во времена Эарнила Второго, предпоследнего короля Южного Королевства, когда страна его была под угрозой. [Эарнил правил с 1945 по 2043 Т. Э] Известно из других легенд, [так и не написанных] как разделились Амрот и Нимродель, как искал он её тщетно и не нашёл и прибыл в гавань, где оставались Эльфы, числом едва достаточные для одного экипажа. Один корабль был у них, и намеревались они уйти последними. Амрота встретили радостно, ибо каждая пара рук была у них на счету, но не соглашались ожидать Нимродель, считая то пустой тратою времени.
— Если бы удалось ей пройти сквозь войну и осаду в Гондор, ей помогли бы уже, ибо правят той страной потомки Друзей Эльфов, знающие поныне наш язык. Но если обходила она стороной, то в горах встретила злых Людей и других врагов наших.
Время истекло, осень наступила, предвещая вскоре бурные зимние ветры, опасные даже для кораблей Эльфов, если не отойти дальше от Средиземья. Так сильно было горе Амрота, что Эльфы ждали и откладывали много недель, хотя жили уже на корабле, ибо дома их были разрушены и пусты. Поздней осенью буря пришла из Северной Пустыни, миновав Эриадор, одна из самых страшных бурь, какие помнит история Гондора. Даже Белые Горы не защитили страну. Многие корабли ветром сорвало с якорей и затопило в Белфаласе, и швартовы кораблика Эльфов не выдержали. Но предназначенные к последнему путешествию корабли потонуть не могут. Хотя отнесло их сначала в сторону Умбара, несомненно, что потом эти Эльфы покинули Круги Мира и ушли в Эрессёа, но не Амрот. На первых проблесках зари буря достигла Гондора, а когда Амрот вскочил с постели, корабль уже был довольно далеко от берега. Крича: „Нимродель!“ — он бросился в воду и поплыл. Спутники его острым взором Эльфов следили, как борется он с волнами, золотой искрой поблёскивая на солнце, а потом он пропал, и в Средиземье Амрота не видели. А что случилось с Нимродель, никто не знает, хотя много легенд и версий рассказывают.
Следующая история выросла из исследования этимологии некоторых гидронимов Средиземья, в частности Гилрайна, что из Лебеннина течёт и впадает в Белфалас западнее Этир Андуина. Фрагмент легенды о Нимродель появляется в исследовании роли корня -райн-, происходящего, вероятно, от -ран-: бродить свободно, блуждать, дрейфовать в неясном направлении. (ср. Митрандир и Рана для обозначения Луны), что, казалось бы, к рекам Гондора не относится, и блуждание для них нехарактерно, но часто название давали лишь по истоку или нижнему течению или по иному какому бросившемуся в глаза первооткрывателям признаку. Легенда же об Амроте и Нимродель нуждается в разъяснениях.
Гилрайн, как и все реки своей области, скоро скатывается с гор, но после водораздела с Келосом [см. карту к „Властелин Колец“ том третий] попадает в широкую и мелкую впадину, где, блуждая из стороны в сторону, у южного конца образует озерко, прорывается сквозь скалы и снова быстро стекает с предгорий Эред Нимраис, соединяясь с Серни. Когда Нимродель, уходя из Лориена на поиски Моря, попала в Белые горы и заплутала там, каким-то образом (какой дорогой и перевалом, неизвестно) вышла она наконец к речке, напоминавшей Нимродель её собственную. У озерка, отражавшего звёзды, слушая пение водопада, ищущего свой путь к Морю, Нимродель заснула от усталости и отдыхала так долго, что упустила время и в Белфалас прибыла лишь тогда, когда уже пронеслась буря, корабль отнесло и Амрот утонул, пытаясь вплавь достигнуть берега. Эта легенда хорошо известна в Дор-эн-Эрнил (Княжеской Области)[3], и название дано, несомненно, в память о том.
Дальше следует объяснение того, как правление Амрота согласовывалось с правлением Келеборна и Галадриэль:
Тогда [т. е. во время гибели Амрота] в Лориене жили всё те же Эльфы, каких встречаем мы в конце Третьей Эпохи, Сильван под властью Синдаринских Князей (также было и в Чернолесе, хотя неизвестна степень родства Трандуила с Амротом)[4]. Нольдор присоединились к ним, пришедшие сквозь Мориа после разгрома Эрегиона Сауроном в 1697 В. Э. Эльронд тогда, уходя на запад [так и написано, может означать, что он просто пересекал Туманные Горы], устроил Убежище в Имладрисе. Келеборн тогда в Лориен отправился и укрепил его, чтобы пресечь всякие попытка Саурона вновь пересечь Андуин. Когда Враг, разбитый в Эриадоре, возвратился в Мордор и занялся делами на Востоке, Келеборн возвратился к Галадриэль в Линдон.
Более десятка веков миновало в Лориене мирных, когда правил Амдир. При Падении Нуменора, когда Саурон возвратился в Средиземье, Амдир внял просьбам Гил-галада и привёл армию свою к Последнему Союзу. Он погиб на Дагорлад с большей частью своих войск. Сын Амрот наследовал ему.
Это изложение событий, конечно, не согласуется с частью „О Галадриэль и Келеборне“, приведённой выше. Амрот не является их сыном, а в Лориене есть свой Синдаринский князь Амдир. Прежняя история, связывающая Галадриэль и Келеборна с Эрегионом и Лориеном здесь уже переработана частью, но можно лишь гадать, что вошло бы в окончательный вариант, если бы отец готовил что из того к печати. Здесь Келеборн появляется в Лориене гораздо раньше (по предыдущей части он во Вторую Эпоху не был там совсем), и мы узнаём здесь, что многие Нольдор ушли из Эрегиона через Мориа, что в ранних вариантах не встречается, и Эльфы Белерианда появляются там лишь в позднейшие мирные времена. По сути здесь Келеборн возглавляет то бегство из Эрегиона, когда Галадриэль уходит в Линдон к Гил-галаду. В рукописи, современной этому отрывку, однако, сказано, что оба они „с беженцами Нольдор ушли сквозь Мориа в Лориен, где оставались долгое время“. Ни подтверждений здесь нет, ни отрицания того, что у Келеборна или Галадриэль отношения с Лориеном установились до 1697 В. Э, и нет также упоминаний о том, что Келебримбор устраивал между 1350 и 1400 В. Э в Эрегионе переворот против их власти. По крайней мере, в поздних записях также не упомянуто, где Галадриэль и Келеборн провели остаток Второй Эпохи, и лишь в „О Галадриэль и Келеборне“ содержится указание на то, что они жили в Белфаласе.
Продолжим же об Амроте:
В течение Третьей Эпохи предчувствия и опасения пытали Галадриэль. Вместе с Келеборном она отправилась в Лориен и провела там несколько лет, изучая все сведения и слухи о Тени Чернолеса и Дол Гулдуре. Народ Амрота под мудрым его правлением жил в своей маленькой, но процветающей и богатой стране счастливо и тихо. Исходив Рованьон от Гондора и границ Мордора на юге до станы Трандуила на севере, Галадриэль и Келеборн ушли в Имладрис к родичу своему Эльронду, который в начале Третьей Эпохи [в 109 году согласно Хронике] женился на их дочери Келебриан.
После разгрома Мориа [1980 Т. Э] в Лориене было несколько печальных лет, ибо безнаследный Амрот утонул в Белфаласе. Тогда Келеборн и Галадриэль возвратились в Лориен к радости народа. Там провели они остаток Эпохи, не принимая титулов, считая себя лишь хранителями маленького островка света в самом восточном углу Мира Элдар.
Ещё одно пояснение:
В Лориен возвращались Келеборн и Галадриэль дважды, один раз в конце Второй Эпохи перед Последним Союзом, второй раз в Третью Эпоху, когда Тень поднялась снова, и на этот раз они его уже не покидали. Галадриэль много веков мудро полагала Лориену роль первой линии обороны Андуина от Врага до тех пор, пока снова не начнётся война, в которой, может быть, Враг будет повержен, если то в силах живущих в Средиземье. Когда же непредвиденным ею путём влияние Саурона всё же пересекло Великую Реку, проявившись в Мориа, вдобавок пропал Король Лориена, и Эльфы близки были к бегству и сдаче своей страны Оркам. Тогда они с Келеборном взяли правление, не принимая титулов, и довели замысел до завершения — Войны Кольца.
В одном из лингвистических эссе имя Амрота объяснено как прозвище, означающее „верхолаз“, потому что жил он на талане — деревянном настиле на дереве, подобном тому, например, где встречают Отряд Галадриэль и Келеборн („Братство Кольца“ Книга Вторая Глава VI)[5]. Там же сказано, что обиталища на деревьях нехарактерны для Сильван и изобретены в Лориене вынужденно сообразно с условиями этого края — плоской равнины, лишённой строительного камня. Лишь в горах можно было бы наломать его и с огромным трудом вывезти по Сереброрудной. В дереве было богатство Лориена, остатка Великого Леса древних времён. Да и то поначалу телайн использовали как убежища на случай набега, а площадки на высочайших деревьях позволяли обозревать окрестности, ибо уже во времена Амрота после основания Дол Гулдура Лориен начинали беспокоить своим вниманием враги.
На таком пограничном наблюдательном посту и провёл ночь Фродо. Дом Келеборна в Карас Галадоне того же происхождения. Самый высокий талан изначально был наблюдательной площадкой Амрота, желавшего смотреть оттуда на самый Дол Гулдур, и ради того был насыпан Керин Амрот. Превращение телайн в жилища произошло довольно поздно и лишь в Карас Галадоне. Этот город на самом деле крепость, и население его невелико. Обитание в кронах, вероятно, было знаком особого отличия, и началось с Амрота, из-за чего король получил имя своё, которое одно из всех остальных уцелело в веках. Но есть и примечание к словам: „началось с Амрота“:
Если не с Нимродель. Она очень любила речку свою и водопад и не желала расставаться с ними. Но Нимродель течёт в северной части страны, где мало уже жило Галадрим, а враги стали появляться чаще. Поэтому она переехала на талан ради безопасности, и Амрот, может быть, поступил так вслед за ней[6].
Возвратимся же к гавани, где жили некоторые из народа Амрота. Что это за место, объясняет „Властелин Колец“. „Братство Кольца“ Книга Вторая Глава VI, слова Леголаса после того, как пропел он легенду о Нимродель:" ...Залив Белфалас, откуда Эльфы Лориена отплывали„. „Возвращении Короля“ Книга Пятая Глава IX, где тот же Леголас, глядя на Имрахиля Князя Дол Амрота, заключает, что " Давно уже народ Нимродель покинул леса Лориена, но не все, как я вижу, отплыли от причалов Амрота„, на что Имрахиль отвечает: „Да, так говорят в моём народе“.
Поздние короткие заметки пытаются это разъяснить. Одно из исследований политических отношений в Средиземье (датируемое не раньше 1969) упомянут тот факт, что когда Нуменориды добрались до Белфаласа, в заливе „
лишь небольшая гавань была и поселение Эльфов между Мортондом и Рингло“, то есть севернее Дол Амрота.
Насколько в Дол Амроте знают свою историю, порт был основан Синдар, приплывшими в трёх кораблях из Белерианда после того, как Моргот уничтожил государства Элдар и Атани. Затем население его возросло за счёт Сильван, спускавшихся к Морю по Андуину.
Сильван, как отмечено, „всегда хранили в сердце желание видеть Море, и время от времени небольшие компании их отправлялись из дому на его поиски“. Связывая историю о трёх кораблях с событиями Сильмариллиона, следует предположить, что они бежали из Бритомбара и Эглареста, разрушенных после Нирнайт Арнойдиад, в то время как остальные вместе с Кирданом и Гил-галадом укрылись на острове Балар.
Обрывок записи о происхождении названия Белфалас, однако, относит основание гавани там к временам позднее. Бел-, несомненно, происходит от донуменоридского названия Синдаринского происхождения. А присутствие Синдаринского корня объяснено тем, что „в Гондоре то был малый, но исключительный своим эльфийским населением город“. После разгрома Тангородрима оставшиеся в Средиземье Эльфы или жили в Линдоне, или ушли через Синие Горы в Эриадор на восток, но некоторый отряд Синдар отправился на юг. Это были Эльфы Дориата, так и не простившие Нольдор. В Серых Гаванях они обучились строить корабли и „ушли через несколько лет на поиски своего дома, который основали в конце концов в устье Мортонда, где уже был рыбацкий посёлок, но жители его от страха бежали в горы[7]“.
Запись, начатая в декабре 1972 н.э, одна из последних о Средиземье, касается эльфийской крови среди Людей, чьим признаком является отсутствие бороды (Эльфы отличаются отсутствием растительности на лице), и упомянуто это рядом с родом Князей Дол Амрота: „
по своим легендам они считаются потомками Эльфов“.
Рассказ Леголаса о Нимродель подразумевает существование древней гавани Эльфов близ Дол Амрота и поселения Сильван вне Лориена. Князья утверждают, что жена их праотца была Эльф, иногда утверждают даже (совершенно неверно), что Нимродель. По другим версиям это одна из спутниц Нимродель, потерявшаяся в горах.
Эта версия распространяется на запись, касающуюся родословной Ангелимара отца Адрахиля отца Имрахиля:
Ангелимар был двадцатым поколением в непрерывной мужской линии Князей, первым их коих был Галадор (2004-2129 Т. Э). Утверждают, что Галадор был сыном Имразора Нуменорида, жившего в Белфаласе, и жены его Митреллас из Племени Эльфов. Была она спутницею Нимродель в числе Эльфов, бежавших около 1980 Т. Э, когда зло нашли в Мориа. Потерялись они в горах, и Имразор приютил Митреллас и взял её в жёны. Принеся ему сына Галадора и дочь Гилмит, Митреллас однажды ночью исчезла. Хотя и была она из Сильван (а не из Высших Эльфов и даже не из Серых), род Князей получил вместе с кровью Эльфов в своих жилах красоту и мудрость Старшего Племени.

Об Элессаре

В записях отца кроме приведённых выше отрывков мало можно обнаружить ещё о Келеборне и Галадриэль, за исключением четырёхстраничной рукописи под заглавием „Элессар“. Она была брошена на первой стадии написания, но кое-где всё-таки правлена, и других вариантов нет. С лёгкой моею правкой получается вот что:
Один Энердил, Эльф Гондолинский, среди способных изготавливать самоцветы ювелиров был после Фёанора искуснейшим. Тем не менее, восхищался он более всего светом солнца, играющим в зелёных листах растений, и решил изготовить самоцвет зелёный, но заключив в нём свет солнца. Удалось ему, и даже Нольдор дивились, потому что сквозь камень тот обугленные или засохшие ветви виделись вновь живыми и зелёными, как только что распустившиеся, а руки хозяина того камня становились способными исцелять. Энердил подарил его Идриль, так что камень пережил Падение Гондолина. Перед тем, как уплыть, Идриль оставила его Эарендилу:
— Элессар тебе оставляю, ибо в Средиземье есть дело для него, раны, кои, может быть, тебе исцелять придётся. Но не передавай его.
В Гаванях Сириона и Людей, и Эльфов исцелял Эарендил и даже зверей, бежавших с Севера. Пока находился там Элессар, округа процветала. Когда начал Эарендил свои странствия, Элессар был с ним всегда, потому что надеялся он найти Идриль и вернуть ей Камень, поскольку первым воспоминанием его детства был он, висевший на цепочке на шее Идриль, певшей Эарендилу колыбельные ещё в Гондолине. Таким образом камень покинул Средиземье вместе с Эарендилом. Но потом появился вновь Элессар в Больших Землях, и лишь Мудрые, покинувшие уже Средиземье, могут разобраться, откуда он. Одни считают, что Валар возвратили тот камень, и Олорин (он же Митрандир) принёс его с Запада. К Галадриэль однажды явился Олорин в Великий Зелёный Лес. Века изгнания томили Госпожу Нольдор, вести она желала получить о Благословенной Стране, но оставлять Средиземье не намеревалась ещё [здесь исправлено на „не желала ещё“]. Расспросив Олорина и выслушав, она вздохнула и произнесла:
— Грустно мне в Средиземье видеть, как увядают цветы и падают листья, грустно вспоминать бессмертные травы и деревья родины.
— Возьми тогда Элессар, — ответил Олорин.
— Кто знает, где Камень Эарендила? — заметила Галадриэль. — И Энердила давно нет.
— Кто знает? — отозвался Олорин.
— Несомненно лишь то, что ушёл он за Море, как уходит всё прекрасное и цветущее, — продолжала Галадриэль. — Неужели должно Средиземье угаснуть и погибнуть?
— Тому быть суждено, — ответил Олорин. — Но до Времени Людей, если вернётся Элессар, мы можем многое исправить.
— Если бы! Всё это бессильные слова, — говорила Галадриэль. — Валар далеко, Средиземье вне их помыслов, также как и все, кто привязался к нему, пусть даже укрытому тенью.
— Зря говоришь, — возразил Олорин. — Их взор по-прежнему ясен, сердца чутки. Смотри!
И он достал Элессар.
— От Яванны он для тебя. Твоя страна станет на время самой красивой и цветущей. Но не во владение тебе камень. Ты передашь его, потому что в то время, когда и тебя пресытит Средиземье, явится тот, кому суждено владеть им дальше, и называть его будут также Элессаром[8].
По другой же версии ещё до Саурона Галадриэль прибыла в Эрегион к Келебримбору.
— Печально мне становится, потому что падают листья и вянут цветы в моей земле, и весна не может того исправить.
— Иначе не может быть для Элдар, остающихся в Средиземье, — ответил Келебримбор. — За Море ты уходишь?
— Нет, — ответила Галадриэль. — Ангрод погиб, Айгнор и Фелагунд тоже. Из детей Финарфина я последняя[9] в числе, но не последняя в гордости. За что просить мне прощения у Валар? Удовлетвориться ли мне, рождённой в самом Благословенном Королевстве, малым островом на его горизонте? Я сильна здесь.
— Так в чём же дело? — спросил Келебримбор.
— Вечных и бессмертных деревьев желаю и неувядающей травы в своей стране. Что же случилось с Элдар, отчего даже этого мы не можем?
— Кто знает, где Камень Эарендила? — сказал Келебримбор. — И Энердила давно нет.
— Ушли они за Море, как уходит всё прекрасное и цветущее, — продолжала Галадриэль. — Неужели должно Средиземье угаснуть и погибнуть?
— Тому суждено быть, я думаю, — ответил Келебримбор. — Ты знаешь глубокую мою к тебе привязанность, несмотря даже на то, что Келеборн Лесной твой избранник. Из дружбы приложу я усилия свои, если моё искусство может тебе помочь.
Келебримбор не говорил Галадриэль, что сам был из Гондолина и с Энердилом дружил. Энердил, конечно, оказался намного талантливее его, но и Келебримбор в искусстве делать камни был не последний. Обдумав всё и вспомнив, он взялся за долгий и кропотливый труд, сделав для Галадриэль самую сильную свою вещь, кроме Трёх Колец. Чище цветом и твёрже был Элессар, изготовленный Келебримбором, но не столь ярок и силён, потому что Энердил творил в свете горного солнца в юности его, и с тех пор тысячелетия миновали, а Тень Моргота, хоть и изгнанного в Пустоту, лежала над землёй. Свой камень Келебримбор поместил на серебряную застёжку в виде орла с распростёртыми крыльями[10]. Пока Тень не накрыла Зелёный Лес, цвёл он радостно при Галадриэль. Когда же передал ей Келебримбор Ненью, главное Кольцо[11], она сочла, что нет в Элессаре больше нужды для неё, и перепоручила камень Келебриан, а от неё он перешёл к Арвен и потом к Арагорну Элессару.
И ещё:
Элессар в Гондолине был изготовлен Келебримбором и подарен Идриль, а от Идриль перешёл к Эарендилу и ушёл. Элессар второй, также Келебримбором сделанный, но для Галадриэль, свободен был от воли Единого, ибо Саурона тогда в Эрегионе не было ещё.
Этот отрывок согласуется с „О Галадриэль и Келеборне“, поскольку написан коло того времени, если не чуть раньше, и Келеборн здесь Кузнец Самоцветов из Гондолина, а не Фёанорид, и Галадриэль именно не желает покидать Средиземье. Хотя потом текст был исправлен, и введён пресловутый запрет лично для неё, отчего и появляются слова о прощении Валар.
Энердил больше нигде не встречается, так что, по-видимому, Келебримбор должен был заменить его и в отношении Первого Элессара. Отношения их с Галадриэль не раскрыты. „О Галадриэль и Келеборне“ подразумевает, что Келебримбор в Эрегион пришёл вместе с ними, но и соглашается с тем, что Галадриэль и Келеборн встретились ещё в Дориате, так что слова „несмотря даже на то, что Келеборн Лесной твой избранник“ двусмысленны. Также неясно, почему страна Галадриэль названа Великим Зелёным Лесом. Может быть, это повисшее в воздухе единичное причисление заандуинского Лориена к тому массиву, что потом назван Чернолесом. Но следующее за тем упоминание Тени, несомненно, относится к Дол Гулдуру. Возможно, что власть Галадриэль распространялась и на южную часть Великого Зелёного Леса, и „О Галадриэль...“ называет Лоринанд королевством, расположенным на обеих сторонах Великой Реки. Может быть, из того же исходит Послесловие Б к „Властелину Колец“, где в сноске к Хронике (первого издания) сказано о том, что многие Синдар разошлись по лесам и основали свои государства, главными среди которых была страна Трандуила на Севере Великого Зелёного Леса и Келеборна в южной части него же. Но в исправленном издании Келеборн „переселён“ на это время в Линдон. Наконец следует напомнить, что исцеления эльфов, бежавших в Устье Сириона, „Сильмариллион“ приписывает Сильмарилу.


[1] О Сильван и их языке см. здесь Послесловие А.

[2] См. здесь Послесловие В.

[3] Нигде более Дор-эн-Эрнил не фигурирует, даже на большой карте Гондора, Рохана и Мордора, данной во „Властелине Колец“. Несомненно, что Эрнил — именно Князь Дол Амрота.

[4] См. здесь Послесловие Б.

[5] Объяснение исходит из того, что первый корень от Квенийского -амба- „вверх“ (тжд. Синдаринскому Амон — гора с крутыми склонами) и второй -рат- „лазать, взбираться“ (отсюда же слово Рат в Нуменорском диалекте Синдарина, используемом в Гондоре, обозначающее все длинные и крутые улицы в Минас Тирите, напр. Рат Динен).

[6] В „Кратком изложении“ легенды об Амроте сказано прямо, что он жил на дереве по примеру Нимродель.

[7] Гавань Эльфов в Белфаласе так и отмечена буквальным названием Эделлонд (там ещё нарисованы геральдические павлиньи перья), но больше нигде это название не появится. См. здесь Послесловие Г. Тж. „Приключения Тома Бомбадила“ (1962 н. э): „На Долгом Берегу и в Дол Амроте, говорят, много где Эльфы жили, а из порта в устье Мортонда корабли их на Запад уплывали после погрома Эрегиона во Вторую Эпоху“.

[8] Согласно с „Братство кольца“ Книга Вторая Глава VIII: „Прими же предсказанное тебе имя: Элессар, Камень Эльфов из Рода Элендила!

[9] Здесь и сразу же ниже исправлен везде Финрод на Финарфина. Отец переменил (до исправленного издания Властелина колец в 1966 году) имя Финрод на Финарфин, а Финродом стал Фелагунд, носивший дотоле имя Инглор. Соответственно, в исправленном издании имя было заменено в двух местах Послесловий Б и Е. Что любопытно, Галадриэль здесь не упоминает Ородрета своим братом, потому что Второго короля Нарготронда отец почему-то в конце концов переместил в следующее поколение, хотя в Сильмариллионе это не отразилось.

[10] Сравните с описанием из „Братства Кольца“ Книги Второй Главы VIII: „[Галадриэль] взяла большой прозрачно-зелёный камень в серебряной пряжке в виде орла с распростёртыми крыльями. Солнце светила сквозь него, как сквозь живую листву“.

[11] „Возвращение Короля “ Книга Шестая Глава IX Вилью называет сильнейшим из Трёх (Не вижу, зачем Кристофер Толкин поставил это примечание, ибо Ненья названо chief — главным, и Вилья the mightiest — сильнейшим, и противоречия здесь нет — прим. перев.).

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments