elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (В.Э, IV, а)

IV История Келеборна и Галадриэль

И Амрота Короля Лориена.

Из всех легенд Средиземья в Истории Келеборна и Галадриэль более всего противоречий и несколько откровенных несообразностей „за далью лет привнесённых“. Или, с иной точки зрения рассматривая, связанных с длительным и неспешным уточнением роли Галадриэль в событиях Эпох, из-за чего несколько раз её биография была порядком переработана.
Нет сомнений, что в ранних неопубликованных версиях Галадриэль уходит из Белерианда на восток через горы в одиночестве ещё до завершения Первой Эпохи, и Келеборна встречает в Лориене, что подтверждает она сама в разговоре с Фродо (Властелин Колец, Братство Кольца Книга Вторая Глава VII): „С самой Зари Мира жил он [Келеборн] на Западе, я провела с ним бессчётные годы; ещё до падения Нарготронда и Гондолина пересекла я Горы, и все Эпохи мы вместе бьёмся и держим оборону“. То есть, можно предполагать из этого, что Келеборн был из Нандор (тех Телери, кто не пересёк Туманные Горы при большом путешествии на Запад из Куйвиенен).
С другой стороны, Послесловие Б к Властелину Колец приводит вариант чуть поздний: в начале Второй Эпохи „В Линдоне южнее Лун некоторое время провёл Келеборн, родич Тингола, вместе с женою своей Галадриэль, самой властной и известной из правительниц Эльфов “. В примечании к „The Road Goes Ever On And On“ (1968 г. стр. 60) сказано, что Галадриэль „пересекла горы Эред Луин с мужем своим Келеборном из Племени Синдар, и вместе ушли они в Эрегион“.
„Сильмариллион“ говорит о том, что Галадриэль и Келеборн встретились в Дориате, подтверждает родство Келеборна с Тинголом и то, что они остались в Средиземье после Первой Эпохи.
Причины такого её решения различны. „The Road...“ указывает, что после разгрома Моргота Валар запретили ей возвращаться, на что Галадриэль гордо ответила, что и не желает. Во Властелине Колец подобного нет, однако в одном из писем отец в 1967 объясняет:
Изгнанным разрешено было уйти всем кроме главных организаторов и зачинщиков Бунта Нольдор, из коих в живых ко времени Властелина Колец оставалась лишь Галадриэль. Плач её по Лориену подразумевает вечное Изгнание до тех пор, пока мир не переменится. Также просит она в качестве особой милости принять Фродо на Эрессёа в виду Аман, хотя ей самой тот путь закрыт. Не только эта просьба была исполнена, но и запрет для Галадриэль был снят не только за неоценимую её помощь в борьбе с Сауроном, но и за твёрдость воли и отказ от Кольца, предложенного в подарок. Посему она тоже поднимается на корабль.
Как бы логично это не выглядело, я не верю, что отец подразумевал какой-либо запрет для Галадриэль, когда за много лет до этого письма писал главу „Прощание с Лориеном“.
В одном из всё тех же филологических эссе, написанном уже после „The Road...“, дело обстоит следующим образом:
Галадриэль и брат её Финрод — дети Финарфина, второго сына Индис. Финарфин ближе к матери оказался и обликом, и сердцем, красивый, как Ваньяр, мягкий характером и обращением. Почитал он Валар. Изо всех сил старался Финарфин отделиться от вражды старших братьев, от Валар отпавших, и нередко убежища искал у Телери, с которыми хорошо был знаком. Женился Финарфин на Эарвен дочери Ольве Короля Альквалонде, так что дети его были родичами Элу Тингола Дориатского, брата Ольве. Это родство сыграло главную роль в их выборе присоединиться к Изгнанным, да и в судьбе их на берегу Больших Земель тоже. Финрод похож очень был на отца и внешне, и благородством поведения, сочетая то с боевым духом и извечными страстями Нольдор, а от матери любовь к Морю унаследовал. Галадриэль среди Нольдор по силе своей и могуществу уступала, может быть, лишь Фёанору, а с веками ясно стало, что мудростью она превзошла Великого Эльфа.
Мать называла её Нервен (то есть "дева ростом с мужа„)[i] за рост и телесную силу, выдающиеся не только среди женщин, но и мужчин Нольдор. Также сильна была её воля, и ум изощрён. Атлет и Знающий сочетались в ней поровну. Красива была, и волосы её почитали одним из чудес Арда, ибо золото их, перешедшее от Ваньяр через Индис, стало гуще и ярче, сплавившись с лучистым серебром Эарвен. Элдар говорят, что в косах Галадриэль всегда видят Свет и Лорелина, и Тельпериона, кои даже в Валиноре соединяются лишь во время полудня. Может быть, именно это навело Фёанора, любовавшегося племянницей, на мысль навсегда соединить Истинный Свет, и в попытках этих создал он Сильмарилы. Трижды просил Фёанор у Галадриэль прядь, но она отказывала даже в единственном волоске. Двое Великих среди Элдар оставались недругами.
Галадриэль появилась на свет во времена расцвета Валинора, но незадолго (по меркам Аман, конечно) до заката, отчего ей не успело передаться терпеливое спокойствие души. Разлад среди Нольдор и её раздирал, волевую и гордую, каковы все потомки Финве, кроме Финарфина. Как и Финрод, кого понимала она лучше всех, желала Галадриэль широкого мира, земли и власти без поучений и надзора, но в глубине души почтение к Валар она хранила. С самых ранних лет знала за собой способность читать в мыслях и постигать чужие души, взвешивая их справедливо и с милосердием, которого не дождался от неё лишь Фёанор. В глазах его она видела какую-то Тень, достойную извечной ненависти и неослабного преследования, хотя не замечала этой Тени среди всех остальных Нольдор и в себе самой.
Как сочли Нольдор, Свет Валинора иссяк навсегда, и Галадриэль присоединилась к Бунту раз и навсегда. Не остановила её ни Резня при Альквалонде, хотя изо всех сил противодействовала она Фёанору в этом решении, ни последнее предупреждение Валар, так что под Проклятие Мандоса она попала. Но гордость и нежелание возвращаться с полпути за прощением двигали ею вдобавок к желанию следовать по пятам за Фёанором и давать ему отпор во всём. Та же гордость в конце Древних Времён побудила Галадриэль отказаться от прощения Валар и остаться в Средиземье ещё на две Эпохи, получить всё, чего желала в юности, и, решив в конце концов мудро, отказаться от полной власти и Силы, покинув навеки Средиземье.
Последняя фраза относится к тому моменту, когда Фродо предлагает ей Единое: „А теперь вы даёте его мне по доброй воле! Вместо Тёмного Властелина будет Королева“.
Сильмариллион подтверждает: „Галадриэль — единственная женщина среди разгневанных князей — пожелала уйти, но не давая никаких клятв. Фёанор убедил её искать обширных земель Средиземья и править там по своему желанию“.
Однако же в приведённом отрывке есть и мотивы, в Сильмариллионе не указанные: роль родства Финарфиновичей с Тинголом в присоединении их к Фёанору, изначальное недоверие между ним и Галадриэль, её на него влияние, борьба внутри самих Нольдор перед Резнёй (Сильмариллион лишь устами Ангрода утверждает невиновность в том родичей Финарфина). Самое важное, конечно, в этом объяснении — отказ Галадриэль от прощения, дарованного Валар.
В том же тексте позднее объяснены её имена. Нервен от матери, Артанис („Знатная дева“) от отца, и Синдаринское Галадриэль, „среди других нравившееся ей более всего, ибо назвал так её возлюбленный Телепорно из Племени Телери, за которого потом вышла она замуж. Было то в Белерианде“. (Телепорно = Келеборн. Об имени см. Послесловие Д здесь.) То есть, изложена история чуть иная, нежели обсужденные нами выше.
Ну и совершенно иная их история есть, набросанная, но так никогда не развёрнутая, ибо начата была отцом в последний его месяц, и стала последней записью его о Средиземье и Валиноре. Там отмечена особо власть Галадриэль ещё в Валиноре, указаны способности её, не меньшие, чем у Фёанора, сказано, что, присоединившись к его бунту, она гнула свою линию и противодействовала Великому Эльфу. Действительно, желала она уйти в Большой Мир и испытать там свои способности и таланты, „потому что необыкновенная ясность и живость ума помогли ей скоро усвоить всё, чему Валар могли научить Элдар“, и в Аман ей стало тесно. Манве, по-видимому, знал её мысль и не препятствовал, хотя и не позволял вслух. Раздумывая, как осуществить намерения, Галадриэль обратила внимание на корабли Телери и поселилась на некоторое время в Альквалонде среди родичей матери, где встретила Келеборна — вновь Князя среди Телери, внука Ольве и, таким образом, своего троюродного брата. Вместе они построили корабль и намерились уплыть, и как раз шли за позволением на то Валар, когда Мелькор и Унголиант напали на Валмар и уничтожили Древа. Соответственно, в Бунте Фёанора она не сыграла никакой роли, наоборот, яростно защищала Альквалонде вместе с Келеборном, отбила свой корабль. Сожалея о Померкнувшем Валиноре, в ужасе от поступка Нольдор и жестокости Фёанора, без всякого позволения Манве (который, несомненно, задержал бы их) они поставили парус и уплыли в свете звёзд. Таким образом она подпала под Проклятие, и от неё также Валинор Скрылся. Раньше Фёанора они с Келеборном прибыли в Средиземье и причалили в гавани Кирдана, где их, родичей Эльве (Тингола) встретили радостно. Войну с Ангбандом они не вели, ибо считали её бесполезной без помощи Валар, а тем более под сенью их Проклятия. Их замысел состоял в том, чтобы уйти из Белерианда и на Востоке собирать силы, чтобы лишить Моргота источников рабов, просветить и собрать Тёмных Эльфов и Людей, на что в Белерианде никто не соглашался. Тогда сами они пересекли Эред Линдон до завершения Первой Эпохи и отказались возвращаться, даже когда Валар им то предложили.
Эта история, противоположная всем остальным, выводящая Галадриэль из всякой связи с Бунтом и Фёанором вплоть до отдельного их отбытия из Аман, относится не к „историческим“, но к „философским“, и покоится на умозрительных построениях, исходящих из точно заявленных мотивов неповиновения её Валар и логически приводящих к хорошему объяснению её позднейшего могущества в Средиземье. Пришлось бы, несомненно, переработать „Сильмариллион“, но отец то и замышлял. Следует знать, что в ранней истории Бунта и Изгнания она и не появляется. Также несомненно, что роль её в события Первой Эпохи нетрудно было бы ввести в ещё не готовую к изданию книгу. Я же собирал „Сильмариллион“ к изданию из тех черновиков, коими располагал, и не мог внести согласно этому замыслу самостоятельно правки, которые отец держал лишь в голове. Конечно, представление Келеборна Эльфом из Племени Телери В Аман будет противоречить не только „Сильмариллиону“, но и „The Road...“ и Послесловию Б к „Властелину Колец“, где он назвал одним из Синдар Белерианда. Такое „перерождение“ Келеборна совершается, как только Галадриэль выведена из активного участия в Бунте на стороне Фёанора.
Не касаясь запретов, прощений и отказа, первый вариант, с коим согласуются „Сильмариллион“, „The Road...“ и Послесловие Б, таков: Галадриэль, будучи одним из вождей Второго Отряда Нольдор, прибывает в Средиземье, в Дориате встречает Келеборна и позднее выходит за него замуж. Келеборн был внуком Эльмо, о котором так ничего и не известно, кроме того, что был он младшим братом Эльве Синголло (Элу Тингола) и Ольве, „и, верный Эльве, с ним остался“. У Эльмо был сын Галадон и через него внуки Келеборн и Галатил. Дочь Галатила Нимлот стала женой Диора и матерью Эльвинг. Таким образом, Келеборн оказывается родичем Галадриэль (внучки Ольве), но не столь близким, нежели в позднейшем варианте. Законно предположить, что они были при погроме Дориата (ибо сказано в одном месте, что Келеборн „избегнул участи Дориата“), возможно, помогли Эльвинг бежать с Сильмарилом в Гавани Сириона, что ничем не подтверждено. Послесловие Б к Властелину Колец упоминает, что некоторое время жили они в Линдоне южнее Лун[ii], но рано во Вторую Эпоху перешли горы в Эриадор. Дальнейшая история их изложена в следующем отрывке.

О Галадриэль и Келеборне

Озаглавленный таким образом текст — короткая и незавершённая грубая зарисовка, являющаяся, тем не менее, единственным источником, повествующим о событиях на Западе Средиземья в 1701 В. Э. Кроме него есть лишь короткие заметки в Хронике и кусочек в части Сильмариллиона, озаглавленной „О Кольцах Власти и Третьей Эпохе“. Несомненно, что этот отрывок написан после публикации „Властелина Колец“, что следует как из согласия его с книгой, так и из того, что Галадриэль названа дочерью Финарфина и сестрой Финрода Фелагунда, ибо эти правильные имена появляются потом лишь в исправленном издании. Текст, конечно, правлен, и что в нём относится ко времени написания, а что к поздним вставкам и переделкам, не всегда понятно. К примеру, можно наблюдать это в отношении того факта, когда Амрот становится сыном Галадриэль и Келеборна, что, бесспорно, решено после написания Властелина Колец, иначе этот факт был бы там упомянут.
Следует обратить внимание на то, что не только нет прямого упоминания запрета Галадриэль возвращаться, но и даже не подразумевается он. То, что Галадриэль осталась в Средиземье после поражения Саурона в войне за Эриадор, объяснено сознанием ею своего долга оставаться, пока не побеждён Враг. Это ещё раз указывает, что вопреки приведенному выше письму, никакого запрета ей на момент создания Властелина Колец, не было.
Вот текст, сопровождённый (в квадратных скобках) кой-какими пояснениями:

Галадриэль была дочерью Финарфина и сестрой Финрода Фелагунда. Мать её Эарвен была дочерью Ольве и племянницей Тингола, так что приняли её в Дориате радостно. К тому же род Финарфина неповинен был в Резне при Альквалонде. С Мелиан скоро она сдружилась. В Дориате Галадриэль встретила Келеборна, внука Эльмо, брата Тингола. Келеборн не желал расставаться со Средиземьем, и вслед за ним (а отчасти и по велению гордой и склонной к приключениям души) Галадриэль отказалась возвращаться в Валинор после гибели Мелькора. Вместе с Келеборном пересекла она Эред Линдон и ушла в Эриадор. Многие Нольдор им сопутствовали, и Серые Эльфы, и Зелёные. Некоторое время провели они на озере Ненуйал (Эвендим, что севернее Шира). Келеборна и Галадриэль называли Повелителем и Госпожой Элдар Эриадора даже бродячие Нандор, Эред Линдон не пересекавшие, поселившиеся в Оссирианде [см. Сильмариллион]. При Ненуйал между годами 350 и 400 В. Э. рождён был сын их Амрот [а где и когда рождена Келебриан, в Эриадоре или в Лориене, тогда или позднее, неизвестно].
В конце концов поняла Галадриэль, что Саурон, как и при укрощении Мелькора близ начала времён, вновь остался незамеченным. Точнее сказать, тогда у Саурона было множество имён, и найти общий корень всех злодеяний, растущих стараниями самого сильного и талантливого слуги Мелькора, было непросто. Галадриэль лишь поняла, что зло преследует некую цель, и источник его на Востоке, за Туманными Горами.
Посему Келеборн и Галадриэль продолжили путь и переселились ещё восточнее, близ 700 года основав (вкупе с другими Нольдор, конечно, но инициатива исходила от них) Королевство Эльфов в Эрегионе. Может быть, избрала Галадриэль это место потому, что знала о Гномах Хазад-дум (позднее Мориа). Гномы всегда жили на восточном склоне Эред Линдон[iii], где некогда были их города Ногрод и Белегост, а Ненуйал оттуда недалеко. Но на переломе Эпох большая часть их Племени переселилась в Хазад-дум. Келеборн сам Гномов не любил, как явно показал по отношению к Гимли, и никогда не простил им первый удар по Дориату. Но, строго говоря, в том бою принял участие лишь Ногрод, и весь тот отряд был истреблён потом при Сарн Атрад, отчего Гномы Белегоста испугались и ускорили переезд[iv]. Так что Гномы Хазад-дум в гибели Дориата и Тингола были неповинны, а Эльфам дружественны. К тому же, Галадриэль была мудрее и прозорливей Келеборна и понимала, что вырвать ростки, посаженные в Средиземье Морготом, если и удастся когда, то лишь при союзе всех врагов одного Врага. Лучших бойцов с орками видела Галадриэль в Гномах, и, вдобавок, как все Нольдо, ученицей Ауле была и знала, что Гномы созданы Повелителем Глубин и так же, как и Нольдор, душу отдадут за плоды своих умелых рук и искусного ума.
Вместе с Галадриэль и Келеборном пришёл в Эрегион и искусный среди Нольдор ремесленник Келебримбор. [Здесь он назван одним из спасшихся из Гондолина приближённых Тургона, но потом исправлен вслед за Послесловием Б и более подробным указанием из Сильмариллиона, где сказано, что Келебримбор был сыном Куруфина пятого сына Фёанора, отказавшимся от родства, когда Куруфина и Келегорма изгоняли из Нарготронда.] Келебримбор был искусен, будто Гном, и с Гномами Хазад-дум сдружился, став скоро самым умелым в Эрегионе. Лучшим другом его был Нарви [Гандальф читает на Западных Вратах Мориа: „Им Нарви хайн эхант: Келебримбор о Эрегион тейтант и тив хин“ = „Я, Нарви, построил их, а Келебримбор из Холлина вычертил“] И Эльфы, и Гномы обогатились от такого союза. Эрегион стал мощнее, а Хазад-дум красивее, чем были бы они по отдельности.
[Это вполне согласно с частью „О кольцах Власти...“, но ни там, ни в Послесловии Б о присутствии там Келеборна и Галадриэль. Послесловие (в исправленном издании) сразу называет Келебримбора Королём Эрегиона.]
Столица государства Эльфов, Ост-ин-Эдил, была заложена около 750 года [Эту дату Хроника приводит как дату основания Эрегиона]. Скоро узнал о том Саурон, обеспокоенный уже плаваньями Нуменоридов к берегам Линдона и на юг, союзом их с Гил-галадом. Также узнал Враг, что командует флотом Дунедайн и строит их корабли сам сын Тар-Менельдура Альдарион. Он же открыл гавань Харад. Посему Саурон оставил в покое Эриадор и занял земли, впоследствии ставшие Мордором, где поднял твердыню свою против Нуменора [Хроника датирует 1000 В. Э]. Обосновавшись и обезопасившись с той стороны, он не только отправил прислужников своих в Эриадор, но и сам под приятнейшей личиною около 1200 В. Э. туда отправился.
Тем временем росло влияние Келеборна и Галадриэль в Эриадоре. Галадриэль при помощи Гномов наладила связь с Лоринанд — страной восточнее Туманных Гор[v], населённой Нандор — Эльфами, свернувшими по пути из Куйвиенен на Запад и оставшимися в Долине Андуина. Лоринанд тогда располагался по обе стороны Великой Реки, даже там, где позднее появился Дол Гулдур. У тех Эльфов, беспечных и силы Моргота, занятого на Северо-западе, не знавших, не было правителей[vi]. Тем не менее, Синдар уже добрались до них и принесли дыхание Белерианда с собой. Как то произошло, неясно. Может быть, через Хазад-дум таким образом влияние Галадриэль распространялось. Она преуспела в Лоринанд, а Гил-галад тем временем отказал Сауроновым прислужникам и перед самим замаскированным Врагом ворота свои захлопнул [Что ясно из „О Кольцах...“]. Тем не менее, среди Нольдор Эрегиона Саурон преуспел, особенно у Келебримбора, желавшего превзойти славою самого Фёанора [Опять-таки о том, как обучал под именем Аннатара Саурон Эльфов-кузнецов повествует „О Кольцах...“, и там опять же нет и слова о Галадриэль].
В Эрегионе представлялся Саурон посланником Валар, (будто Истари) отправленным в помощь Элдар. Он сразу понял, кто будет главной для него опасностью, и решил закрыться от Галадриэль учтивым терпением, снося покорно все её насмешки. [Неясно, за что Галадриэль над ним насмехалась. Также неясно, изменила ли ей всегдашняя проницательность, а если не изменила, то почему дозволила она Саурону находиться в Эрегионе.][vii] Саурон все свои усилия положил на то, чтобы завлечь Келебримбора и возглавляемый им союз Гвайт-и-Мирдайн. Тайно он действовал от Келеборна и Галадриэль. Скоро подчинил он Кузнецов Самоцветов, открыв им дотоле неведомые тайны камней и приёмы работы[viii], а затем подбил их на бунт, чтобы отобрать в Эрегионе власть у Келеборна и Галадриэль, что случилось между 1350 и 1400 В. Э, после чего Госпожа ушла через Хазад-дум в Лоринанд вместе с Амротом и Келебриан, а Келеборн, не желая ступать в подземелья Гномов, остался, хотя и развенчанный Келебримбором и отрешённый от власти. В Лоринанд замыслила Галадриэль поднять новую крепость против Саурона.
Враг отбыл из Эрегиона около 1500 года, после того как Мирдайн начали делать Кольца Власти. Сердце же Келебримбора оставалось чутко и по-прежнему верно, хоть и обманутое Сауроном. Он узнал о существовании Единого и отправился в Лоринанд за советом к Галадриэль. Следовало им тогда уничтожить все Кольца, но сил не хватило. Галадриэль советовала рассеять Три Кольца Эльфов далеко друг от друга и от Эрегиона и никогда ими не пользоваться открыто. Тогда же Келебримбор передал ей Ненью — Белое Кольцо, с помощью которого ей удалось Лоринанд распространить, укрепить и украсить. Тем не менее, и Водяное Кольцо оказало на неё своё влияние, пригасив со временем удовольствие жить в Средиземье и распаляя присущую всем Эльфам страсть к Морю[ix]. Келебримбор внял её совету и отправил Воздушное и Огненное Кольца Гил-галаду в Линдон [здесь сказано, что Гил-галад сразу передал Алое Нарья Кирдану Кораблестроителю Хозяину Гаваней, но потом на полях встречается запись о том, что Гил-галад хранил оба Кольца вместе до Войны Последнего Союза].
Узнав об „измене“ Келебримбора, Саурон не смог скрыть ярость и сдержать маску. Всеми своими силами он пронёсся через Каленардон (ныне Рохан) и вторгся в Эриадор в 1695. Гил-галад, узнав о том, отправил Эльронда Наполовину Эльфа с войсками, но путь их был далёк и долог, а Саурон о том узнал и повернул на север в Эрегион. Авангард приблизился, но Келебримбор сделал вылазку и разбил первые его полки, после чего мог соединиться с Эльрондом, но нельзя им обоим было бы возвратиться в Эрегион, потому что армия Саурона оказалась достаточно велика, чтобы и вторгнуться в Холлин, и держать их силы подальше. Неся смерть и разрушение, ворвались враги в Эрегион и захватили главную цель Саурона — Дом Союза Мирдайн. На пороге Келебримбор вызывал Саурона к единоборству, но его просто задавили числом и пленили. Саурон разграбил Дом, забрав Девять, но не только Три, но и Семь не обнаружил там. Под пытками Келебримбор открыл ему, где Семь, потому что не считал их особенно важными, да и, к тому же, в создании Семи и Девяти участвовал Саурон, а Три Келебримбор делал сам в глубокой тайне и с иными целями. [Здесь не указано, что Саурон получил Семь, но другие источники то подразумевают. Послесловие А (III) к Властелину Колец говорит, что Гномы Хазад-дум верили, что Дьюрин владел кольцом, подаренным Эльфами, а здесь нет сведений о том, как Семь попали к Гномам.] О Трёх Саурон не мог узнать от Келеборна, и умертвил его. Враг лишь догадывался, что они должны быть у Эльфов, а сильнейшими среди Элдар в Средиземье оставались лишь Гил-галад и Галадриэль.
Насадив тело Келебримбора, утыканное стрелами, на копьё, словно знамя на древко, Саурон обратился против Эльронда, собравшего немногих спасшихся из Эрегиона. Не было у Наполовину Эльфа сил противостоять, и, может быть, разбил бы его Враг, если бы не Гномы Дьюрина, исшедшие из Хазад-дум вместе с Эльфами Лоринанд под началом Амрота, которые вместе прошлись по тылам Врага, оттянули время, и Эльронд сумел отойти на север, где устроил Убежище в Имладрисе (Ривенделле) [в 1697 согласно Хронике]. Саурон, обратившись против Эльфов и Гномов, прогнал их обратно в Хазад-дум, но Западные Врата, закрытые крепко, были для него неприступны. С того времени Саурон с неотступной яростью думал о Мориа и всем горным оркам велел истреблять Гномов при каждой возможности.
Теперь, оставив Лоринанд, Саурон вернулся в Эриадор и вдоволь погонял там немногочисленных Людей и Эльфов, которые собирались на Севере под знамёнами Эльронда. Собрав затем в одну армию все разделившиеся было отряды бандитов-орков, Саурон намерился одним приступом взять Линдон и, может быть, захватить там хотя бы одно Кольцо из Трёх, но теперь уже ему сил не хватало, ибо пришлось оставить против удара в тыл от Эльронда значительные войска.
К тому времени тысячу лет уже приводили Нуменориды свои корабли в Серые Гавани. Едва узнал Гил-галад о намерениях Саурона завоевать Эриадор, как отправил за Море послание. В Линдоне Нуменориды стали с того времени готовиться к войне. В 1695, когда пал удар на Эрегион, Гил-галад просил помощи у Нуменора, на что Тар-Минастир ответил отправкой всего своего флота, который, правда, задержался и прибыл лишь в 1700, когда весь Эриадор, за исключением осаждённого Имладриса, был занят Врагом, и силы его достигли уже реки Лун, с Юго-востока шло к нему подкрепление и добралось уже до Переправ Тарбада. В Лун Гил-галад с Нуменоридами держал последнюю оборону, когда в миг, предшествующий разгрому и гибели, показались паруса того флота. С невероятным ущербом армию Врага оттеснили. Адмирал Кирьятур высадил десант не только в Линдоне, но и южнее, откуда Саурону пришлось отступать после кровопролитной переправы у Сарн Форд на Барандуине. Соединившись с подкреплением у Тарбада, вновь обнаружил он в своём тылу Дунедайн, пришедших в устье Гватло (Серой Реки), где была у них небольшая гавань. [Виньялонде то был, основанный Альдарионом, а потом Лонд Дайр, см. Послесловие Г здесь.] В Битве при Гватло Саурон был полностью разбит и сам едва ускользнул с гвардией, но настигли его в Каленардоне и нанесли окончательное поражение. Из восточного Каленардона выбрался он лишь с одним телохранителем, ушёл в те места, что потом названы будут Дагорлад, и вернулся в Мордор в бешенстве плести замысел мести славному островному королевству. Силы его, осаждавшие Имладрис, попали между молотом Эльронда и наковальней Гил-галада и были уничтожены. Эриадор, хоть свободный от Врага, был в той войне разорён и разбит.
Близ того времени собрали первый Совет[x]. Решили крепость Эльфов поднять в Имладрисе, не восстанавливая Эрегион. Тогда же Гил-галад отдал Эльронду Вилью, Синее Кольцо, и назначил его управителем Эриадора под своею рукой, а Алое Кольцо хранил сам до того времени, когда передал его Кирдану, отправляясь к Последнему Союзу[xi]. Много лет запад знал мир и покой и залечивал раны, а Нуменориды, познав наконец свою силу, с этого времени стали селиться на берегах Средиземья [с 1800 В. Э, как указывает Хроника], и Саурону небезопасно стало высовываться из Мордора на запад.
Тоска по Морю владела Галадриэль, из-за чего решила она переселиться ближе к побережью. Оставив Лоринанд Амроту, она вместе с Келебриан через Мориа добралась до Имладриса, где нашла Келеборна. Некоторое время жили они там вместе. Эльронд тогда же увидел Келебриан и влюбился в неё, хотя сразу о том никому не сказал. Совет прошёл в Имладрисе как раз в это время. Несколько лет спустя [точно неизвестно] Келеборн, Галадриэль и Келебриан покинули Имладрис и переехали на необитаемый клочок побережья между устьем Гватло и Этир Андуина, в Белфаласе, и те места потом получили название Дол Амрот. Амрот навещал их временами, и часть Нандор из Лоринанда жили там постоянно. Лишь через много веков, когда в Третью уже Эпоху потерялся Амрот, а Лоринанд накрыла опасность, Галадриэль вернулась туда. В 1981 Т. Э. то было.
На том завершён отрывок о Келеборне и Галадриэль. Следует отметить, что за отсутствием во „Властелине Колец“ даже намёка на эти обстоятельства, многие считают, что конец Второй и всю Третью Эпохи они провели в Лотлориене, и ошибаются.


[i] См. Послесловие Д здесь.

[ii] В записях, касающихся Эльфов Харлиндона (того, что южнее Лун), сказано, что были они Синдар по происхождению, и правил там Келеборн. Хотелось бы связать то с пресловутым Послесловием Б, но то могло быть и гораздо позже, ибо где были Келеборн и Галадриэль после войны 1697 года, установить однозначно нельзя.

[iii] См. „Братство кольца“ Книга Первая Глава II: " Древняя дорога с Запада на Восток проходила через Шир и тянулась до самых Серых Гаваней, и гномы часто пользовались ею, когда шли к свои жилищам в Синих Горах„.

[iv] Послесловие А III к Властелину Колец говорит о том, что Ногрод и Белегост были разрушены в Войне Гнева, но Послесловие Б как ни в чём не бывало повествует о том, что Гномы из древних своих поселений в Синих Горах переселяются постепенно в Мориа.

[v] Пометка поясняет здесь, что Лоринанд — название того места на языке Нандор (потом уже Лориен и Лотлориен), содержащее слово „золотой свет“, и всё вместе будет „золотая долина“. На Квенья будет Лоренанде, на Синдарине Глорнан или Нан Лор. Название всегда объясняют цветущими маллорнами, но ведь их привезла и посадила Галадриэль, и потому в более поздних рассуждениях оно является трансформацией под влиянием золотой листвы древнего названия Линдоринанд „Долина Страны Певцов“. Телери были Эльфы той земли, самоназывавшиеся Линдар — „Певцы“. Из других источников можно понять, что все остальные названия уже самой Галадриэль даны и состоят из канонического набора корней: лоре „золото“, нан (нанд) „долина“, ндор „страна, край“, тин „петь“. Лорелиндоринан (которое Триберд называет хоббитам старейшим и настоящим) „Долина Поющего Золота“ восходит к Золотому Древу Валинора, о котором Галадриэль скучала год за годом, пока эта тоска не захватила её сердце.
Само по себе название Лориен (Квенья) относится в первую очередь к той области Валинора, где Вала Ирмо (Лориен) обитал, и был тот край местом тенистых дерев и музыкальных ручьёв для отдыха и покоя от забот и печалей. Переход от Лоринанда до Лориена может быть инициирован самой Галадриэль, ибо сделала она из своей страны остров мира и красоты, убежище древних времён, хоть и полное сожалений по ним, невозвратимым, и оттого Трибёрд переводит Лотлориен как „Страна Цветущих Снов“. В „О Галадриэль...“ я сохранил везде название Лоринанд как самое первое. К тому же, там так и не описано, как попали в эту страну маллорны.

[vi] Поздняя поправка. Оригинал считает, что Лоринанд имел своих князей.

[vii] В неясной относительно времени своего появления записи сказано, что хотя имя Саурона давно известно и используется в Хронике рано, с персоналией лейтенанта Ангбанда при Морготе (см. Сильмариллион) его связали лишь к 1600 В. Э, когда уже сделано было Единое. А таинственный источник злобной по отношению к Элдар и Эдайн силы был замечен ещё в шестом веке В. Э, и Нуменориды (Альдарион, когда основывал Виньялонде) узнали о том в восьмом столетии. Но где тот источник, не знали. Саурон держал возможно далеко друг от друга свои половины Солдата и Обманщика. К Нольдор он ходил под личиной, похожей (как можно было потом судить с высоты времени) на Истари, под именем Артано „Король-кузнец“ и Аулендил „Верный Ауле“. („О Кольцах Власти...“ говорит об имени Аннатар „Дарующий“, но здесь оно не встречается). Также сказано, что Галадриэль не верила, что этот Аулендил когда-либо учился у Ауле, но то ничего не доказывало, ибо Саурон старше Арда и мог вполне быть одним из Майар под рукой Ауле, что и „О Кольцах Власти...“ подтверждает первыми же словами: " Давно уже жил на земле Майа Саурон... которого Великий Враг Мелькор Моргот при основании Арда привлёк на свою сторону

[viii] В письме от сентября 1954 н. э. отец говорил: „На заре Второй Эпохи он [Саурон] по-прежнему мог принимать приятный и красивый облик, да и до конца злым не был, как не бывают до конца злы те “реформаторы”, „устроители“ и прочие владыки, пока гордость и своеволие не съедят их разум. Та ветвь Высших Эльфов, которых называют Нольдор или Знающие, избрала путь освоения, как мы бы сказали, наук и технологий, и Саурон имел гигантский запас такого Знания, так что в Эрегионе предупреждения Эльронда и Гил-галада не возымели силы. Склонности Нольдор очень хорошо характеризует их дружба с Гномами Мориа“.

[ix] Галадриэль не могла использовать Ненью, пока не потерялось Единое, и хотя несколькими строками выше она сама даёт этот совет, текст намерен поспорить с тем, что она сама ему следовала.

[x] Поправлено на „Белый Совет“. Хроника говорит, что Белый Совет был созван 2463 Т. Э, но, может быть, Совет Третьей Эпохи унаследовал название от более древнего вместе с ключевыми участниками.

[xi] Уже обсуждено то, когда Гил-галад передал Кирдану Нарью. „О Кольцах Власти...“ и Послесловие Б к „Властелину Колец“ считают, что Кирдан владел Кольцом Нарья с того времени, как Келебримбор передал его Гил-галаду, а этот вариант суть пометка на полях.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments