elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (II, 1)

Часть Вторая. О Второй Эпохе

I Описание острова Нуменор

Описание острова Нуменор извлечено из записей и карт, хранимых в библиотеке Королей Гондора, и малый лишь остаток приведён здесь от записей учёных Нуменоридов, сохранивших Историю и географические сведения о своей стране. Всё то пропало при Низвержении.
Даже эти скудные записи в Гондоре и в Имладрисе (где стараниями Эльронда сохранились архивы Северного Королевства) безразличием всеобщим почти погублены были для Знания. Выжившие в Средиземье, хоть и назывались всегда Изгнанниками и жаждали вернуться в Низвергнутую родину, скоро поняли, что Подаренная Страна пропала и погибла без возврата, и Знание о ней стали рассматривать лишь как бесполезный источник тщетных упований и грустных воспоминаний. Пожалуй, широко известна была разве что история Ар-Фаразона и его невероятного флота.
С высоты птичьего полёта Нуменор представляется пятиконечною звездой. Сердце её миль двести пятьдесят по всем поперечникам, и отходят от него пять полуостровов, называемых Форостар (Северные Земли), Андустар (Западные Земли), Хьярнустар (Юго-Западные Земли), Хьярростар (Юго-Восточные Земли) и Орростар (Восточные Земли). Центр к морю не выходит и называется Миттальмар (Внутренние Земли). Только через Роменна и небольшой залив сообщаются они с Морем. Особенная часть центральных земель — Арандор (Королевские), где порт Роменна, Менельтарма и Арменелос — Город Королей, район самый населённый. Миттальмар выше полуостровов (в среднем, не принимая в расчёт горы), это луговое плоскогорье, и деревьев там мало. Почти точно посередине Миттальмар — Менельтарма, Столп Небесный, посвящённая Илуватару. Поначалу склоны её пологи, но всё круче и круче подымаются потом, а на вершину взобраться прямо нельзя, и возможно лишь по обвивающейся вокруг неё дороге. Начало той дороги с южной стороны, а конец с северной. Вершина горы плоско срезана и посередине даже вогнута, и разместиться там может множество людей. Тем не менее, за всю историю Нуменора никто не обработал там ни единого камня. Ни постройки, ни алтаря, ни даже самой грубой пирамиды из булыжников там не было, и вообще храмов у Нуменоридов не было до времени Саурона. Не приносили на Менельтарма ни острые инструменты, ни оружие. Говорить там имел право лишь Король, что случалось трижды в год. В один из первых дней весны в праздник Эрукиерме он отправлялся туда просить за будущий год, в День Середины Лета (Эрулайтале) славил Илуватара, а в конце осени на Эрухантале — благодарил. Тогда вслед за Королём поднимались на Менельтарма многие люди, сколько могла гора вместить, все в белых одеждах и с венками из цветов. И в другое время каждый волен был в одиночестве или со спутниками подниматься на вершину, но следовало там молчать, и даже чужеземцы, законов Нуменора не чтившие, не смели разговаривать вслух в этом особом месте. Птицы не пролетали там, и только три Орла появлялись всегда, кто бы ни поднялся на Гору, и садились на три скалы с западной стороны. А в Три Праздника они оставались в небесах и кругами парили над Менельтарма, и называли их Наблюдателями, поскольку Манве посылал Орлов следить за Священной Горой и всем Андор.
Основание Менельтарма, спускаясь на возвышенную равнину полого, в пять полуостровов вцепляется пятью хребтами, называемыми Тармасундар — Корни. По Юго-западному хребту на гору ведёт дорога, а между нею и Юго-восточным хребтом узкая Нойринан — Долина Могил, потому что во главе её в скале высечены гробницы Королей и Королев Нуменора.
Большую же часть Миттальмар занимают пастбища, особенно на Юго-западе, в земле Пастухов, называемой Эмерие. Наименее плодородна, камениста и гола провинция Форостар. Лишь на западных склонах хребта её ниже вересковых пустошей растут тёмные ели и лиственницы. Северный Мыс, ограждённый крутыми и высокими скалами, увенчан высокой горой Соронтил. Орлы гнездятся там. Тар-Менельдур Элентирмо („Звездочёт“) поставил на горе башню, чтобы наблюдать за звёздами.
Андустар в северной части своей тоже скалиста, тоже тёмные леса смотрят со склонов в Море, и вдаются в полуостров три глубоких залива, но не фьорды это с отвесными стенами, поскольку у подножия скал довольно низкие берега. В самом большом и одновременно самом северном заливе расположена Андуние — Гавань Заката и город с пригородами при ней и прочими малыми поселениями. С южной же стороны хребта эти земли плодородны, заросли сверху берёзой и буком, и дубом и вязом в низменностях.
Меж Андустар и Хьярнустар залив Элданна, смотрящий против Эрессёа, и берега его, защищённые от северных ветров, наиболее плодородны и увлажнены дождями. Посредине же берегов Элданна был порт Элдалонде Зелёный, куда в ранние времена приплывали Эльфы из Эрессёа. Вокруг него росли вечнозелёные и ароматные деревья, привезённые ими с Запада, и сами Эльфы признавали, что Элдалонде почти сравнялся с Эрессёа. Не росли такие деревья восточнее Подаренной Страны, и память лишь в песнях Нуменоридов сохранилась о породах ойолайре, лайрелоссе, нессамельда, варадарианна, таниквелассе и яваннамире, дававшего к тому же круглые красные плоды. Кора, листья и цветы тех деревьев источали каждое свой аромат, и земли те называли Нисимальдар — Благоухающих Дерев. Не так пышно и охотно, но росли они и в других частях Нуменора, но только близ Элдалонде вырастали малинорне, веков через пять сравнивавшиеся с такими же деревьями, посаженными в Эрессёа. Кора малинорне гладкая серебристого цвета, ствол всегда один, листья похожи на буковые, но больше, поверх зелёные, а с обратной стороны серебряные с настоящим блеском. Осенью не опадали они, но обращались в бледное золото и ждали до весны, пока не распустятся их золотые цветы. Всё лето они цветут, и в тех лесах золото над головой и под ногами[1]. Плоды их — орешки с серебряным ядром. Тар-Альдарион Шестой Король подарил немало их Гил-галаду Королю Линдона, но там они не могли прижиться, и Гил-галад передал их Галадриэль. Под её защитой и властью выросли малинорне в Лотлориене и цвели близ Андуина, пока не покинули Высшие Эльфы Средиземье. Но и в Лотлориене не вырастали малинорне столь же высокие и мощные, как в Нуменоре.
Устье реки Нундуине в Элдалонде, а по течению она образует озерко Нисинен, чьи берега покрыты ароматными травами.
Хьярнустар в западной своей части горист и к земледелию непригоден, но восточнее можно выращивать виноград. Южные полуострова широко размётаны в стороны, и берега их пологи, как нигде больше в Нуменоре. Сирил, единственная полноводная река, там впадает в море, и кроме Нундуине все остальные речки очень коротки и бурны. Истоки Сирила на Менельтарма, в Нойринан, после чего пересекает он Миттальмар с севера на юг, становясь в нижнем течении медленной и перевитой равнинной рекою, и в Море впадает в песчаной и болотистой дельте со многими протоками. В дельте Сирила на песчаных пляжах жили рыбаки в небольших деревнях, поставленных на бугры среди топей и заливов. Главным поселением был Ниндамос.
В Хьярростар леса были обширны и густы, и деревьями разнообразны, среди которых выделялось цветами своими лоринкве (и никуда больше оно не годно было). Жёлтые его цветы пышными кистями свисали с ветвей, и те, кто слышал от Эльфов о Золотом Лорелине, полагали, что Эльфы завезли семена его в Нуменор. Но то неправда и домысел. Со времени же Тар-Альдариона в Хьярростар устраивали посадки корабельного леса.
В Орростар прохладнее, но взгорья на мысу прикрывают его от северо-восточных ветров, и эта провинция для всего Нуменора была житницей.
Нуменор вытолкнут из-под воды будто с перекосом на юг и восток, и лишь южные берега его низки, а все остальные защищены крутыми скалами. Морские птицы жили там в невероятных количествах, и потом моряки говорили, что, даже ослепнув, найдут свою страну, ориентируясь на их неумолчный гвалт. Такие птицы, как известно, в пищу почти не годятся, и никто никогда не тревожил их и не промышлял, так что каждый корабль приветствовали они громко и радостно. Иногда стаи отправлялись вместе с судами Нуменоридов в Средиземье. И внутри суши птицы были необычно многочисленны и разнообразны, от крохотных киринки, размером с малиновку и алых целиком, пищавших на грани человеческого слуха, до Орлов Манве, коих почитали до времени Забвения Валар. Две тысячи лет, от правления Эльроса Тар-Миньятура до времён Тар-Анкалимона сына Тар-Атанамира на вершине королевской башни в Арменелосе было орлиное гнездо, и никогда не пустовало.
Путешествовали по своей стране Нуменориды верхом, ибо находили в том удовольствие и радость. В почёте были выносливые и умные их лошади, отзывавшиеся издалека на условный сигнал, а если особое взаимопонимание устанавливалось между скакуном и хозяином, то даже и мыслям повиновались кони. Дороги, таким образом, не мостили, но приспосабливали для верховых, потому что колёсные повозки употребляли мало, а тяжёлые грузы возили морем. Огромно было побережье в соотношении с площадью острова, и весь Нуменор был доступен с берегов своих. Древнейшая дорога, уложенная булыжником, из порта Роменна вела в Арменелос — Город Королей — и оттуда в Долину Могил и на Менельтарма. Скоро продлили её в Ондосто на границе с Форостар, и до Андуние провели. По этим дорогам возили лес и из Форостар камень для строек.
Эдайн прибыли в Нуменор, вооруженные знаниями и ремёслами как своими, так и у Эльфов позаимствованными, но привезти с собою могли лишь инструменты. В самом Нуменоре металлы были драгоценны все, и железо поначалу не менее чем привезённые серебро, золото и драгоценные камни, и следа которых не удалось обнаружить в Андор. От любви Нуменоридов к драгоценностям в годы упадка произошла жадность, и жителей Средиземья стали они обирать. От Эльфов из Эрессёа также получали они иногда дары, но редко, и оттого ценные. Трудно с драгоценными металлами было в Нуменоре, пока Короли не укрепились на побережье Средиземья.
Полезные же металлы в Нуменоре нашлись со временем, ибо Эдайн умели искать и плавить руды. Оружейники среди них были, от Нольдор научившиеся делать мечи и секиры, и по-прежнему ковали они оружие, чтобы не утерять навыков, производя теперь куда больше орудий мирного труда. Короли и родовитые вожди владели фамильными мечами и передавали их детям[2], но юным Наследникам Короля полагалось новое оружие, когда провозглашали их титул. Тем не менее, никто в обиходе мечи не носил. Упражнялись они с топорами, копьями и луками, и особенно хорошо стреляли как стоя, так и на скаку, и в войнах Нуменоридов в Средиземье лучники были самыми боеспособными частями. Говорили так: „Люди из-за Моря тучу пред собою гонят, и сыплются дождём покорные им змеи в заточенном железе“. Лучники Короля вооружены были мощными луками из кованого железа, и стрелы с чёрным оперением были длиной в локоть. Но стало так нескоро. Первые корабли Нуменоридов приплывали в Средиземье с плотничьими топорами и луками для охоты и пропитания на ничьих берегах. Встречаясь с местными людьми, выходили они мирно. Когда Тень возросла, Люди Средиземья стали бояться Нуменоридов и первыми взялись за оружие. Следует знать, что многим своим новым врагам сами Пришельцы некогда показали железо и обучили обрабатывать его.
Море любили Нуменориды, ныряли, плавали и ходили на вёслах и под парусами, соревновались в скорости друг с другом. Рыба, водившаяся изобильно, служила им главным источником провианта, тем более что города их все были на берегах. Из рыбаков вышли все Мореплаватели, ставшие со временем знатным и важным в государстве сословием. Когда Эдайн следовали за Звездой в Андор, плыли они на кораблях Эльфов, построенных народом Кирдана, и правили ими Элдар. Потом вернулись Эльфы обратно в Средиземье и корабли свои забрали, так что нескоро Нуменориды отважились выйти далеко в Море. Их корабельные плотники, обученные Эльфами, сами продолжали совершенствовать искусство своё, пока не создали суда, годные к далёким плаваньям. В шестисотых годах Второй Эпохи Вёантур, Капитан Флота Короля Тар-Элендила, достиг Средиземья. Корабль его Энтулессе (что и значит „возвращение“) прибыл в Митлонд весной, а осенью следующего года возвратился. С тех пор мореплавание стало основным занятием для дерзких и беспокойных, желавших подтвердить своё мужество и завоевать славу. Альдарион сын Менельдура (женившийся, кстати, на дочери Вёантура) основал Союз Дерзнувших для всех моряков дальнего плавания, и о том будет рассказано теперь.


[1] Описание маллорна схоже с тем, кое даёт спутникам своим Леголас (Братство Кольца, Книга Вторая, Гл. VI)

[2] Царский меч — Аранрут — перешёл к Эльросу через мать его Эльвинг, а первым владельцем был Элу Тингол Король Дориата. Другие наследные сокровища: Кольцо Барахира, Секира Туора отца Эарендила, Лук Брегора из рода Бёора. После Низвержения уцелело лишь Кольцо Барахира, которое передал Тар-Элендил дочери своей Сильмариен, и таким образом хранил его Род Правителей Андуние до времён Элендила Верного, спасшегося в Средиземье. (до сих пор шло авторское примечание). История кольца Барахира есть в „Сильмариллионе“ Гл. XIX и во „Властелине Колец“ Послесловии А (I, III, V). Секиру Туора „Сильмариллион“ не упоминает, но в оригинальном „Падении Гондолина“, написанном в 1916-17 гг., сказано, что Туор охотнее, нежели меч, носил боевой топор, называемый Драмборлег, что позднее переведено „Острый Молот“: „секира Туора, коя била, словно молот, и резала, как меч“.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Полы и подытог

    Ремонт, в отличие от серии постов, нельзя закончить, можно только прекратить, и я его прекратил. Поклеил вдоль плинтуса малярный скотч и покрасил…

  • Полы и шкаф

    Дело не в том, что прежний линолеум мне не нравится или его невозможно отмыть от последствий ремонта стен и потолка. Дело в том, что пропитывает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments