JRRT&Shklyar

Содержание

Суть картинкой

Disclaimer! В правой колонке у меня теперь два списка категорий. За тот, что сверху и побольше, несу ответственность я, потому что это tags, а тот, что снизу и поменьше, составляет искуственно интеллектуальный козёл, и за его причуды с меня спрашивать не надо.

Предмет зависти
Экспонаты
Reparare
Записки лютье
Панорамы

    Статьи, если можно так выразиться, программно-теоретические
    Collapse )
    Псевдокраеведение и прочее рытьё по архивам:
    Collapse )
    Зарисовки разной степени художественности
    Collapse )
    Общерадиолюбительские иллюстрированные процессы
    Collapse )
    Ламповые посты
    Collapse )
    Переплётное дело
    Collapse )
    Столярные посты
    Collapse )
    Инструмент и уход за ним
    Collapse )
    Фотографии, которые я по каким-либо причинам считаю примечательными
    Collapse )

Переводы Толкина в редакции 2011−12 годов Collapse )

Циркуль и угольник

Пара столов, часть 1 - подстолья

Люблю столы, потому что это рабочие поверхности, и люблю, соответственно, столы большие. И люблю столы прочные, потому что вся ламповая техника, мягко говоря, тяжёлая, и какой-нибудь стол из 20-мм прессованных опилок под весом всего лишь маленького, портативного двадцатисемикилограммового УИП-2 приобретает перманентную улыбку, поэтому столешница из 40-мм массива считается минимально достаточной, а под стать ей и ножки нужны, и царги. Самому сделать щит можно, но без рейсмусового станка тяжело, да и не из чего, нет столько сухого материала, поэтому привлекаю ресурсы из зелёненького DIY магазина французского происхождения, из отдела запчастей для лестниц: площадки 1×1,2 м² и концевые столбы, а на царги пойдут остатки от строительства двускатной крыши в гараже, просохшие на чердаке с 2008 года, и всякое вторсырьё вроде оконных и дверных косяков. Брусья от стропил, конечно, страшно извёрнутые, градусов 25 на длине 3 м, но в коротких кусках можно выстрогать достаточно прямо и прямоугольно.
Collapse )
16_Калёвка.JPG
Продолжение следует.
extinct

Текущее - LEGO

Я не так давно в порядке самоанализа задумывался, откуда у меня пространственное воображение и умение читать чертежи, в том числе. Конечно, немалый вклад в это внёс огромный красный многоцветный альбом по устройству автомобилей 2108-го семейства (видел его несколько лет назад у букиниста и не купил ведь), но ничуть не меньший вклад внесло LEGO. У меня его не сказать чтобы много — такая вот обувная коробочка (а слева часть сборочных чертежей как раз). Все картинки в посте кликабельны и открываются на все свои 18 Мпикс, потому как снято для разнообразия дома на зеркалку.
Collapse )
Вот так. Что я собирал из этого сам, я, конечно, тоже помню, но разве что ещё через десять лет покажу. А пока на разборку.
JRRT&Shklyar

А вот я вспомню о своём крестьянском происхождении и посплетничаю о нём

Бабушка с соседкой по усадьбе — не разлей вода. „Ма-а-аша!“ — „Кла-а-ава!“. Шутка ли, 55 лет в соседях, бабушка в мужнем дому, соседка так и вовсе в отчем. У соседей интересно так было поделено между детьми, формально поровну, но они потом дооформили самозахват ещё основателя усадьбы, прадеда моего современника, и этот прирезок с основным участком не сообщается. А там же огород! Его же поливать! А когда делились, разругались же так, как только родственники разругаться могут. Ну, попросили деда моего по-соседски, по нашему участку вдоль забора могучий шланг пробросили. Обе с интервалом примерно в год овдовели, та-то всегда себя хозяйкой ощущала, а бабушка ж дорвалась! Обе собрались усадьбы продавать, только бабушка пока ничего не делает, только нам мозги полощет, мол, собирайте манатки, а та уже вроде как продала, почти мгновенно, видать, мало попросила, но там и земли вроде бы много, да в двух этих раздельных кусках, и дом не чета нашему, маленький и покосившийся. Тут приезжаю я как-то по холодку и сырости столярничать, и наблюдаю картину — Клава с сыном шланг этот выкорячивают.
— Здрасте!
— Здравствуй.
И уже из-за спины:
— Скотина! Да чтоб её паралич разбил!
Дружба дружбой, а шланги врозь... Просунули они его по соседнему участку, бывшему своему, договорились — с тех пор его уж два раза продавали. Умные были прадеды, но вот не делить усадьбы не додумались...

JRRT&Shklyar

Текущее - de auctoribus

У Павленко в одном из тредов под постом про Андерсена традиционно зашла речь о том, надо ли, как он обычно делает, называя это „герменевтикой“, докапываться до того, „что хотел сказать автор“ © литературного произведения. И сам Павленко аргументирует это достаточно просто (и не без троллинга, думаю) — мол, автор же хотел что-то сказать в своём произведении, и было бы неуважением к нему не стараться это понять.

С Павленко у меня есть та проблема, что того, о чём он пишет, я обычно не читал (вариант — не смотрел), но меня такой ход мысли всё же приводит в некоторое изумление из общих соображений. Если не брать откровенную графоманию, где именно от неумения автора пользоваться языком легко понять, что он хотел сказать — неверный выбор художественных средств создаёт слишком уж явный комический эффект, с моей точки зрения, явным проявлением неуважения к автору будет именно это самое докапывание. Оно как-то предполагает автора таким неумехой, который не смог высказаться доступно. Тут, ясное дело, двести оговорок и исключений, есть авторы, которые и цели-то такой себе не ставили, но с ними всё опять же с первого взгляда ясно, а большинство, по моим наблюдениям, хочет таки быть понятым и старается для того стать понятным, по крайней мере той аудитории, которую они держат в голове. Отсюда и создаётся иллюзия исключения, описанного в начале предыдущего предложения — те авторы тоже хотят быть понятными, но не мне и не вам. Может быть, к ним можно подготовиться, а может быть, их аудитория и повымерла даже уже совсем без надежды на возрождение.

Если же принять теорию того, что автор таки хотел написать понятно, то приходится иметь дело уже не с личностью автора, не копаться в его биографии, сексуальной ориентации и бельевом шкафу, а таки прочесть написанное и обдумать его с той мыслью, что в написанном может проявляться у автора тот аспект личности его, который больше нигде не проявился, и который больше ниоткуда, кроме как из произведений его, не добудешь. Тут важен опыт чтения классической литературы, не той классической, которая классическая русская, классическая английская, классическая французская, а без уточняющих слов, придуманных романтиками в поисках национальной гордости. Мы ведь не знаем не только количество жён Гомера, но не уверены даже в том, была ли такая личность в объективной реальности, а вот поди ж ты.
JRRT&Shklyar

Текущее - о съедобном

Завариваю чай и думаю, возможно ли в нынешнем нежно-розовом мире, где „выхода нет“ меняют на „нет выхода“, продавать продукт под названием „душица“?

---

Высыпал вот безжалостно в ведро кофий натуральный высшего сорта без цикория (но с сушёными личинками домашнего кофееда) 1981 г. вып., а чай со слоном рязанской чаеразвесочной фабрики (г. вып. неизвестен, но по госту — не ранее 1973) оставил, ибо не распечатан, можно будет спробовать культурное наследие, а можно и подождать — до антиквариата осталось не так уж долго.

---

Загадочная штука эти наши смеси органических субстанций (и я не о форме существования белковых тел, ошибочно называемой сапиенсом). Вот, например, по морозу с юго-восточным ветром в подоконном холодильнике застыло оливковое масло в двух бутылках. Одну я просто достал, а вторую на батарею поставил. Так вот та, что на батарее — полностью же оттаяла, до прозрачности, а в той, что до обычной комнатной температуры догрелась, долго была муть. Гистерезис, однако.

А застывшее оливковое масло очень напоминает, кстати, результат синтеза фурфурилиденциклогексанона, когда его в холодильник ставишь, прежде чем избыток циклогексанона выгнать. ФЦГ на холоду частично кристаллизуется, и можно потом отделить и перекристаллизовать, не перегоняя, потому что ФЦГ даже под 2 мм вакуума гонится плохо.
JRRT&Shklyar

Давно истекшее

Ты просыпаешься, недовольный тем, что поздно встал. Но при этом ты мог бы вспомнить, что редко твой день бывает плодотворен настолько, чтобы предпочесть его сну, и гораздо лучше быть довольным тем, что ты выспался.


2031/X14
JRRT&Shklyar

Текущее - ЧГК и жизнь

Это всё старое-старое, года с 2018-го подкопилось, надо сбросить.

В старых протоколах вышечки нахожу тему „Пресноводные рыбы средней полосы России в родительном падеже множественного числа“. Ежа узнают по иглам.
---
Два синхрона подряд давал пасы, и их подбирали. Не к добру это...

P. S. И правда оказалось не к добру — второй сезон де-факто без игр пошёл.
---
Кодекс требует от ответа соответствия не только логическим ходам, но и фактам. Не на пустом же месте возникли понятия „чёрной метки“ и „логической дуали“. Сейчас вот, вроде, собирают поправки к кодексу, но, КМК, если убрать условие соответствия фактам — это будет сильно другая игра. Мне даже думается, что тут лежит ключевое отличие ЧГК от КВН, потому что ЧГК — игра „пошути как дядя“, а КВН — просто „пошути“.
---
Кажется, сейчас пойти против мейнстрима — это не делать свой синхрон.
---
Вообще, если я когда-нибудь сделаю свой синхрон, интересно будет понять, имеется ли от обсуждений вопросов хоть какой-то толк, кроме пополнения банного листа?..
---
из серии
синхронный турнир „Сожрёте“
тур ОВСЧ „И это сожрёте“
тур ЧРа „Куда вы нафиг денетесь“
---
Вот так попадёшь в компанию людей, которые для своего возраста слишком молодо выглядят и слишком много знают, а потом выяснишь, что из них кто чеснок не переносит, кто на ощупь холодный, а кто и вообще на фотографиях середины 1990-х годов со всё таким же безумным взглядом. А в какой-то момент замечаешь, что и сам уже и слишком молодо выглядишь, и слишком много знаешь, и некоторое безумие в глазах проявляется...
JRRT&Shklyar

Текущее - азъ есмь

На самом деле ответственностью и добросовестностью моего организма мне надо гордиться. Например, вчера я раздолбил гнёзда под шипы укосин, снял калёвки, и для подготовки подстолья к шлифовке и склейке у меня остались только фаски. И вот снимаю я фаски с последней царги, и замечаю, что занимаюсь я этим уже наощупь и по моторной памяти, потому что поля зрения-то выпали — аура мигренозная. Не посреди гнезда где-нибудь, а вечером, в конце значительного этапа работы. Мне правда, ещё бой КУЧМ предстоял, но организм предусмотрел и тут — одного из соперников постиг приступ паники, и бой перенесли.

Сегодня, конечно, ходил с высоко поднятой головой, стараясь ею лишний раз не шевелить, а если и шевелить, то чрезвычайно плавно, но свёл ко 2-3 месту из четырёх.
JRRT&Shklyar

ВЛ ЧС ССИ 2020, в круге втором

Начало здесь.

Бой 13 — Бирюков, Маркелов, Лазарев
Бой 14 — Эльронд, Иванов, Философов
Бой 15 — Зотов, Быстров, Томашевский

[Spoiler (click to open)]Вопрос за десять в первой теме оказался типа „прочитайте запись числа римскими цифрами“, на него бились, вероятно, все девятеро, выиграли кнопки быстрые Лазарев, Майк и Зотов, но дальше из этой темы взяли только тридцатку Бирюков и Быстров, а я придумал, но побоялся, и в нашем бою просто промолчали остаток темы — и бессмысленный сороковник, и зубодробительный факт за пятьдесят.

Вторая тема тоже началась так себе — назовите немецкого бактериолога, но не Коха, а по матрице. Я протормозил, Майк схлопал, взяли и Зотов с Маркеловым. За двадцать спросили факт номиналом на добрых сорок, результат — Бирюков реабилитируется. На тридцатке ошиблись Маркелов и Томашевский, Зотов подобрал, а меня Майк, разумеется, обжал. За сорок опять несколько вариантов, но под матрицу подходит только один, нажимаю и беру, а больше никто и не пытается, я тоже несколько реабилитируюсь, репутация человека, берущего дорогие вопросы, у меня когда-то была, но за пятьдесят опять тяжёлый факт, который не покоряется никому.

В третьей теме десятка на рефлексы, берут — кто бы мог подумать! Лазарев, Майк и Зотов. Бой с Лазаревым на этом замыкается в молчании до конца темы, а двадцатку я придумываю и беру, как и Зотов. Тридцать я в норме должен тоже придумывать, но не мой день, берёт проснувшийся после двух с половиной тем Игорь, а в соседнем бою — Зотов. Сороковка — игра слов, как обычно, не особенно смешная, но такое надо брать, правда, никто даже не пытается. Полтинничек за Майком, мне он абсолютно мимо.

В четвёртой теме десяточка про кино, мы молчим, берут закономерно Лазарев и внезапно (потому что при живом Быстрове) Томашевский, а вот нелёгкий факт за двадцать молчат все. Тридцать взяли все культурные, Бирюков, Зотов и Майк, причём Майк, небось, там и был, моя версия была верной только с точностью до страны, а вот сорокет я схлопываю довольно быстро, потому что он достаточно простой, странно, что не опередили. Больше за сорок никто не бьётся, а культурку за пятьдесят опять берёт Майк. Итак, полбоя прошло, а у меня уже неожиданно сто — то ли проветрился за межкруговой перерыв, то ли поел, то ли просто темы чуть поближе попались. У Майка, правда, вдвое больше.

Пятая тема инициальная, снова десятка на рефлексы, рефлексы не изменяют всё тем же, я торможу. Двадцать берут Лазарев, Майк и Томашевский, я же слишком девствен для основополагающего факта этого вопроса. Тридцать придумываю, опять довольно быстро, наряду с Лазаревым и Томашевским. На вопросе за сорок я выключился уже на слове „командообразование“, оно, видимо, оказалось слишком длинным для моего процессорного кеша в такую погоду, а вот Быстров очнулся после более чем трёх тем безмолвия и взял. Полтинник я жал с мотивацией „ну это же за пятьдесят, значит, просто“, потому что факт мне казался ну очень известным, и, забегая вперёд, закончил на этом бой с результатом 180. Также полтинник взяли Маркелов и Томашевский.

У шестой темы простая десятка, берут Маркелов и Майк, Быстров обжимает Зотова, но в минус. Я торможу. На двадцатке тоже торможу, её берут Лазарев, Майк и Быстров, тридцать за Майком, это кино, про которое он знает, сорок и пятьдесят все молчат, хотя полтинник я придумываю, но и боюсь, и не чувствую, что поможет.

Седьмая и восьмая тема снова того мерзкого вида, которые пишутся по категориям в Википедии, причём по категориям, создаваемым по формальному признаку ботами. Десятка, несмотря на довольно явно торчащее ключевое слово, оказалась коварной, на ней ошибаются Майк и Зотов, подбирают Быстров и Игорь, Лазарев просто взял. Я придумал снова поздно. Двадцать берёт только Игорь, я придумываю, но недостаточно уверенно, чтобы нажать. На остаток темы никто не изъявляет желания отбиться, хотя тридцать я придумал, и факт знал, но чего-то испугался.

К последней теме в нашем бою разрывы выглядят, судя по игре и пакету, неотыгрываемыми: Майк упокоился на отметке в двести семьдесят, я на ста восьмидесяти, Игорь на шестидесяти, он пробует отыграться, обжимает меня и на двадцать, и на тридцать, но сорок не за ним, последний полтинник не может помочь, но Игорь нажимает и его, минус — остался при своих. В других боях ситуация складывается забавнее — семьдесят у Маркелова, восемьдесят у Томашевского, по девяносто — Бирюков, Лазарев и Быстров, Зотов лидирует, но не слишком уверенно — сто пятьдесят. Ни Зотов, ни Лазарев не жмут. Маркелов берёт двадцать и устраивает тройную ничью, но Бирюков в попытке вырваться ошибается на сорока и падает на третье место. Быстров может если не догнать, то хотя бы закрепить преимущество, но ему достаётся только десятка, а Томашевский двадцаткой уравнивает. В итоге этот кнопочный двадцатник приносит Томашевскому и Маркелову по половине зачётного очка.

Бой 13 — Бирюков 50, Маркелов 90, Лазарев 90
Бой 14 — Эльронд 180, Иванов 270, Философов 60
Бой 15 — Зотов 150, Быстров 100, Томашевский 100


Бой 16 — Бирюков, Быстров, Философов
Бой 17 — Маркелов, Зотов, Иванов
Бой 18 — Эльронд, Лазарев, Томашевский

[Spoiler (click to open)]Десятка в первой теме оказалась чрезвычайно красной — на ней проиграли все участники шестнадцатого боя, Майк и Зотов, а взял только Томашевский. Меня вопрос как повергал в недоумение, так и продолжает повергать. Двадцатка, впрочем, достаточно очевидная, берут Философов, Зотов и Томашевский, я начинаю снова превращаться в слишком овощ. Тридцать у Зотова, сорок и пятьдесят, вроде бы придумываемые, никто не нажимает.

В следующей теме Бирюков погружается ещё чуточку, Быстров и Майк на киношечке выходят в нули, начинает Лазарев. За двадцать я мысленно назвал все буквы, но не сложил слово, а Игорь, Маркелов и снова Лазарев смогли. Производную производной за тридцать я не знал, в отличие от Томашевского, а во втором бою за чемпионство на этом вопросе Маркелов вышел вперёд, а Серёжа подошёл к равенству с Майком не с той стороны, с какой ему, подозреваю, хотелось бы. Сорок и пятьдесят проходят в тишине, хотя полтинничек вполне себе Христенко-стайл: „знание за тридцать и немного подумать“.

В третьей теме достаточно очевидная десятка, берут Быстров, Зотов и Лазарев, двадцать меняет местами результаты Бирюкова и Быстрова, и наконец беру я. Каким образом я немедленно сделал минус тридцать, я уже не помню, но протокол свидетельствует. Также ошибся Быстров, а Майк взял. Сорок и пятьдесят снова молчим, хотя со стороны Зотова и возможно было взятие.

Четвёртая тема снова из категории в Википедии, но хоть не совсем бессмысленная, пару возможных ответов мог заготовить, пожалуй, любой. В десятке было понятно, куда глядеть, но, поскольку это „куда“ составляло солидную часть глобуса, легко было ошибиться. Игорь и Серёжа взяли, в нашем бою молчание. На двадцатке ошиблись Зотов и Лазарев, и тема, таким образом, стала самой прибыльной для Майка, который взял факт за сорок и небольшое преимущество как в своём бою, так и по всем с результатом семьдесят против шестидесяти у Томашевского. Это за четыре темы в туринире, в котором типичный результат топов в былые годы был от двухсот пятидесяти на восьми.

В пятой теме очевидная десятка, берут Бирюков, Маркелов и Томашевский, я слишком медлен. Очень плохая шутка за двацать лишь утапливает Быстрова, тридцать логичная, но у нас ответа нет, Майк с Быстровым взяли, сорок и пятьдесят за Зотовым, который уравнялся с Майком на отметке в сто, Бирюков же полтинником утопился окончательно и более попыток изменить свой результат не предпринимал.

Десятку в шестой теме берёт только Игорь, и на этом тоже замолкает до конца боя. Двадцать у Томашевского, Зотова и Быстрова, у меня опять провал в памяти на этом вопросе. За тридцать ещё одна несмешная шуточка, на этот раз минус у Маркелова. Сороковник логичен, но никто не берёт, пятьдесят — факт тяжёлый обыкновенный, тоже ничей. Зотов сто двадцать, Майк — сто.

В седьмой теме минус десять у Михаилов Маркелова и Лазарева, а Игорь почему-то не берёт. Двадцать достаточно очевидны для меня, и для разнобразия, я нажимаю и беру. Берёт Маркелов, берёт Быстров. Вообще, в своём бою эндшпиль проводит Быстров в одиночку, и не особенно удачно — минус сорок в этой теме, несмотря на плюс десять и сорок в последней, не позволяют ему обойти Игоря. Тридцать и пятьдесят в седьмой теме не отвечает никто, сорок за Томашевским, потому что его профессиональное.

К последней теме с двадцатью очками разницы подходят Зотов и Майк, у меня ровно с Лазаревым — по десять после семи тем. Лазарев берёт десять и сорок, оставляя меня с двадцаткой по киношечке, которую я смотрел, в нулях по зачётным очкам. Майк взял десять, но на этом кончился, а Зотов закрепил преимущество тридцаткой.

Что же получилось по итогам чрезавычайно малорезультативных боёв этого раунда? Игорь продолжает выкапываться из турнирной таблицы, а Бирюков по-прежнему лежит на дне. У лидеров ровно по личным встречам, но за Майком преимущество в очках, Томашевский продолжает набирать очки на мне. Знакомая ситуация — в первой своей вышке я при помощи переходного боя вытеснил Вилкова, но он так же вошёл обратно из-за отказа.

Бой 16 — Бирюков −40, Быстров 20, Философов 50
Бой 17 — Маркелов 40, Зотов 150, Иванов 110
Бой 18 — Эльронд 30, Лазарев 60, Томашевский 130


Бой 19 — Бирюков, Иванов, Томашевский
Бой 20 — Маркелов, Эльронд, Быстров
Бой 21 — Зотов, Лазарев, Философов

[Spoiler (click to open)]В этой тройке боёв, казалось бы, результаты не так чтобы очень непредсказуемы, и по таком раскладу намечается пятый чемпион.

Бой открывает страшно кнопочный вопрос за десять в довольно обширной теме, его берут Майк, Маркелов и, для разнообразия, не Серёжа, а Игорь. В двадцатке несложная логика и факт... ну, для меня совершенно неподъёмный, но Быстров берёт. Майк тоже берёт, а вот что Игорь, что Миша Лазарев делают минуса, любопытно, с какими версиями? Тридцатка, казалось бы, моя, потому что про типографику, и Майка, потому что про программирование. Не знаю, что там с Майком, я-то просто уже сварился и никчёмен, а взял только Зотов. Сорок и пятьдесят, как нередко в этом пакете, проходят в молчании.

Следующая тема тоже не то чтобы узкая, но может оказаться моей, пытаюсь собрать слизь в кучку, но на десяти и двадцати проигрываю кнопку Быстрову, в соседних боях это берут Зотов и Бирюков. Следующий вопрос брейнового формата: „найди слово, которое тут ключевое“, — приносит очки лишь Майку и то в минус. Сорокет таки оказывается соответствующим теме в узком смысле её названия, я торможу — этот элементарный для меня ответ надо хлопать уже на слове „статистика“, но я дожидаюсь, когда меня совсем уже ткнут носом в конденсат, к счастью, никто не обжимает. Майк и Лазарев тут тоже подчищают свои минуса с прибытками. Политнник тоже узко по теме, но для меня просветительный, на нём лишь минус у Зотова.

Следующая тема — это что-то с чем-то... Уже о десятке в ней я не имею никакого понятия (ну то есть слова такие слышал, но не более), но Майк, Быстров и Игорь берут. Двадцатка, напротив, раскруточная, берёт Игорь, ошибаются Бирюков, и, как ни странно, Зотов. Тридцатка совсем мимо меня, но на этот раз не меня одного — берёт только Игорь. На сороковнике Зотов спускается уже к минус пятидесяти, больше никто не отвечает, а вот последний вопрос темы взял Игорь и обеспечил себе по этому пакету немалое преимущество.

В следующей теме я дал за десять какой-то неправильный ответ (ва-аще не помню, ну надо же), Маркелов подобрал, взяли Майк и Серёжа. Двадцатка очевидная, берут Игорь, Бирюков и, для разнообразия, я. За тридцать я знаю почти всю фактуру для раскрутки, но оказываюсь не в силах выкрутить, впрочем, всё равно никто не отвечает. Сороковником Зотов выбирается в нуль, пятьдесят, как и тридцать, тоже крутимо и понятно, про что, но в конце своячный пуант, все молчат.

Пятая тема матричная, и, как ни странно (навязчивое словосочетание при описании этого раунда, не правда ли?), не блистает взятиями. Быстрая десятка у Жени, Жени и Серёжи, минус тридцать у Маркелова, за которым подчистил Быстров, и всё — ни двадцатка про комикс не покоряется Зотову, ни сороковка про оперу — Майку. Географический полтинник мною берётся, но не в тот день, не в тот час... К этому моменту ситуация презабавная — минус десять у Маркелова, десять у Томашевского и Зотова, двадцать у Лазарева, который молчит третью тему подряд, тридцать у Бирюкова, я в кои-то веки недалёк от Майка, потому что у него шестьдесят, а у меня пятьдесят, но он-то лидирует, а у меня сидит Быстров со ста двадцатью. Сто двадцать и у Игоря.

На шестой теме, с виду общей, Маркелов выходит в нули, Игорь и Томашевский берут по десятке, и как оказывается, на этом и закругляются, но претенденты на трон продолжают борьбу, взяв по двадцать на довольно забавном факте. Тридцать ни у кого, мозаику из литературы и техники за сорок я не успеваю перед Быстровым, также берут Майк и Лазарев, полтинник для ранних миллениалов тоже никому не покоряется, хотя уж кого-кого, а ранних миллениалов в вышечке немало.

В седьмой теме десятку взяли Бирюков, Лазарев и я, двадцатка связана с темой через один хоп, отвечает только Зотов и неверно. Тридцать про кино, берут, кто бы мог подумать, Быстров и Зотов, сороковник только у Быстрова, полтинник, как сегодня часто — ничей. Перед последней темой результаты не сказать чтобы катастрофически изменились. У нас всё понятно — Быстров с двумястами тридцатью, и, судя по пакету, Маркелов из нуля не догонит мои жалкие шестьдесят, если я не буду валять дурака, но я не способен даже на это, и довольно спокоен. Майковы сто двадцать тоже выглядят хорошим отрывом от сорока и двадцати у Бирюкова и Томашевского соответственно. В третьем бою Игорь со ста тридцатью выглядит чуточку более достижимо для Лазарева на семидесяти, и Зотов с сорока имеет некоторые шансы отыграться хотя бы до второго места, тогда у него будет двенадцать очков, а у Майка (о победе которого в бою он ещё не знает, но может догадываться) только одиннадцать, да и в турнирной перспективе у Серёжи остаётся бой проходной, против меня и невнятного в этом году Бирюкова, а у Майка — вполне живые и успешно трепыхающиеся Быстров и Лазарев.

Восьмая тема приносит по несложных десять Бирюкову, Быстрову и Зотову, двадцать — поп-культура и спиртное — кто бы сомневался, Быстрову, тридцать ничьи, на сороковке минусуют Маркелов, которому, видимо, всё же хочется догнать, и Быстров, которому всё равно. Полтинник не без укура, ничей, и в результате оказывается, что блеснувшая было надежда на пятое за двадцать лет имя в списках чемпиона Саратова по ССИ, угасла, первым и в этом году будет Майк, и последний раунд решит только, по какому именно показателю. За всё люблю круговые системы, кроме вот этой частой определённости результата раньше конца.

Бой 19 — Бирюков 50, Иванов 120, Томашевский 20
Бой 20 — Маркелов −40, Эльронд 60, Быстров 220
Бой 21 — Зотов 50, Лазарев 70, Философов 130


Бой 22 — Быстров, Лазарев, Иванов
Бой 23 — Бирюков, Зотов, Эльронд
Бой 24 — Маркелов, Философов, Томашевский

[Spoiler (click to open)]22-й бой интересен тем, что в нём не было дано ни одного неверного ответа.

Впрочем, не будем забегать вперёд. На десятке в первой теме Бирюков обжимает меня, но в минус, набираю десять очков и (блин, дожил...) радуюсь! Также берут Быстров и Философов. Ответ на вопрос за двадцать даёт медик Лазарев (вероятно, сразу), я думаю, выбираю, прошу соперников, кажется, вслух: „Ну отсеките, пожалуйста!“ — не отсекают, обращаюсь к подсказке, которая всегда под руками, беру двадцать очков, опять радуюсь, но, как оказалось, рано — вопрос за тридцать с подставой, мы с Бирюковым минусуемся, „Малый круг,“ — не без ехидства замечает мне Зотов (имея в виду 0+10+20-30=0), но тут же сам падает в минус сорок, которые я тупо и обидно не придумываю. Минус сорок и у Игоря. Зотов, впрочем, тут же поправляется на полтиннике (я опять обидно не придумываю), Томашевский тоже берёт полтинник — его профессия обязывает.

В ответах второй темы, судя по названию, нет самой распространённой в словах русского языка буквы, что, конечно, сужает поле перебора, но вообще хочется там видеть именно отсечки от дуальных ответов. К чести автора, так оно и оказалось, знать бы только, что именно отсекать в каждом случае... Десятка на самом деле очень простая, но, видимо, не я один уже сварился — отвечает только Быстров. Двадцать опять несложны, но — молчание. Тридцать из области особого интереса Зотова, но у него снова осечка, в нашем бою забавная ситуация — я лидирую перед Бирюковым и Зотовым, причём их минус сорок и минус двадцать соответственно явно указывают на то, что они на бой пришли. Томашевский тоже сделал минус тридцать, а я просто убедился в том, что читай — не читай, заполняй пробелы — не заполняй, если тема не интересует — всё равно ничего не запомнишь. Сорок промолчали дружно, полтинник по восточной литературе достаточно предсказуемо за Игорем, который уравнивается с Томашевским.

Третью тему, классического вида, мы с Майком молчим (вторую подряд), но остальные как раз достаточно активно разыгрывают: минус десять у Зотова, плюс столько же — Маркелов, Бирюков и Лазарев. Двадцатка из неблизкой мне культурки — снова Маркелов и Лазарев и примкнувший к ним Зотов, тридцать — Лазарев, Бирюков, Философов. Какой-то невообразимый для меня факт за сорок берут Быстров, Бирюков и разыгравшийся в этой теме Маркелов, из полтинника торчит рожном ключевое слово, но я не знаю фактуры, Зотов знает, на чём ошибся Томашевский — мне неизвестно, но он погружается в минус тридцать.

Четвёртая тема обещает быть про цифирь, но быстрым устным счётом там оказывается можно лишь проверять версии, а не придумывать их. Десятка у Быстрова и Томашевского, двадцать у Быстрова и Бирюкова, на сверхтяжёлых элементах проснулся Майк, в их бою теперь счёт 90-80-70, дорогие вопросы ничьи.

Пятая тема тоже обещает быть — на сей раз на быструю соображалку безальтернативно, это своеобразный подвид матрицы. Беру десятку (вместе с Мишами Маркеловым и Лазаревым), двадцать у Зотова и Быстрова, тридцать все знаем, никто не придумал, сороковка с разрывом, на ней продолжает погружение Томашевский. Вопрос за пятьдесят с явным редакторским браком — авторский ответ там тоже с разрывной матрицей, но содержательно тот же ответ, но с другим порядком слов, можно дать и по другому условию, которое соответствует матрице несколько хуже, не без натяжки, и я даю именно этот ответ, но его засчитывают — безумству храбрых поём мы песню, я уравнял с Бирюковым и Зотовым, мы начинаем борьбу за три темы до конца теперь не с нуля, а с шестидесяти.

Шестая тема встречена практически гробовым молчанием — два ответа, и все в одном бою, кажется, по той причине, что в ней такие могучие факты за десять и двадцать, после которых относительно них простые тридцать и сорок просто не нажмёшь из страха. Десятку взял Томашевский, на раскруточном полтиннике попытался выйти в лидеры Игорь, но упал в нуль.

Седьмая тема тоже таблицы не озеленила. Десятку взял Майк, почти догнав Лазарева, взял Бирюков, вырвавшись, так сказать, вперёд, и взял Маркелов, подкрепив преимущество. Довольно, на мой взгляд, познавательные двадцать ничьи, а достаточно несложная раскрутка за тридцать — всё равно ничья. И сороковка для меня простая, но Зотов обжимает, теперь лидирует он, и уже по этому пакету заметно. Полтинник, который было бы интересно сыграть в брейне, тоже никто не отвечает.

Последняя тема турнира началась с десятки на реакцию — Лазарев, Бирюков, Томашевский. Крутимый двадцатник (хотя я всё же поставил бы его подороже) взял Зотов, и, несмотря на берябельность оставшихся вопросов, больше в этой вышечке не было дано ни одного ответа.

Бой 22 — Быстров 110, Лазарев 100, Иванов 80
Бой 23 — Бирюков 80, Зотов 120, Эльронд 60
Бой 24 — Маркелов 90, Философов 0, Томашевский −40


Итак, в последнем раунде Томашевский так и не всплыл и мы с ним остались при своих, Маркелов и Философов определились, кто займёт пятое, а кто шестое место, Быстров отбился от Лазарева, а Майк, видимо, решил оказать Серёже небезъехидственную любезность, закончив по очкам ровно, а дальше — по личным встречам у них 1-1, по очкам в личной встрече 2+1=1+2, и только по результатам боёв 170+110=280>240=90+150. Таким образом, формальное расхождение составило сорок игрорвых очков, а в реальности от золота Зотова отделил недобор 30 очков в 21-м бою, в котором он сделал −130.

Таблица выглядит так:

1. Иванов — 13
2. Зотов — 13
3. Быстров — 10,5
4. Лазарев — 8,5
5. Философов — 8
6. Маркелов — 7,5
7. Томашевский — 4,5
8. Эльронд — 4
9. Бирюков — 3

Ну что ж, у меня из 10 лет карьеры (2011–2020) 9 переходных боёв, чего бы не сыграть и десятый, юбилейный и, видимо, последний — небо падает на землю, меняется сама схема ЧС ССИ.

Анализ разнообразных статистических показателей (боги мои, это же надо будет думать, а что как не эти посты лучше показывает, насколько я на это неспособен) воспоследует.